Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Страница 1 из 11
Форум » О СОБАКАХ » О публикациях » СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О СОБАКАХ (Всё что вы сочтёте интересным о собаках можно печатать здесь)
СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О СОБАКАХ
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:28 PM | Сообщение # 1
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Научные труды и разработки в области кинологии, интересные рассказы, повести и истории о собаках, книги и труды по кинологии, и многое другое можно публиковать в этом разделе. Ждем от вас публикаций.

Л.В. Крушинский
"ЭТОЛОГИЯ"
БМЭ. 1969. Т. 10. С. 1142-1150

Основы этологии были заложены в XIX в. После первых экспериментов Сполдинга по изучению поведения животных Уитмен, тщательно наблюдая за поведением животных разных видов, указал, что многие инстинкты как врожденные реакции поведения являются настолько константными, что, подобно морфологическим структурам (органам), могут иметь таксономическое значение. Так, например, сосущие движения, которые производят голуби во время питья, являются одним из самых характерных признаков семейства голубиных. Существенным вкладом в развитие этологии явились исследования Хайнрота и Крейга (Craig, 1918). Хайнрот развивал учение о значении врожденных признаков поведения птиц (особенно утиных) для таксономической оценки вида. Крейг одним из первых указал, что поведение складывается не только из отдельных вызванных соответствующими раздражителями реакций, а направляется внутренними потребностями животных. Он подразделил инстинкты на влечения, требующие удовлетворения, и поисковое поведение с включением моторной активности и завершающего действия, которое осуществляется после того, как раздражитель найден. Совершение этого действия, по положению Крейга, приводит к снижению или полному прекращению влечения. Исследования и положения Хайнрота и Крейга в дальнейшем были уточнены и развиты главным образом Лоренцом (Lorenz,1935, 1966) в Германии и Тинбергеном (Tinbergen, 1951), в Англии. Эта школа развивалась в полемике с американской школой бихевиористов, которые старались объяснить все поведение животных приобретенными рефлексами, отрицая наличие врожденных факторов. Их представления оказались неправильными, но длительная борьба школ помогла их представителям уточнить и углубить знания о поведении животных. При этом этологи в значительной мере исходили из положения И.П. Павлова и его школы о разделении поведения на условные и безусловные реакции. В то время как павловская школа сосредоточила основное внимание на изучении условных рефлексов, этологи изучали главным образом биологическую целесообразность поведения и роль поведенческих актов в борьбе за выживаемость вида.

Подробнейшее описание наблюдаемого у отдельных видов набора движений с учетом тех ситуаций, в которых они проявляются, давало возможность для более точных экспериментальных исследований внутренних и внешних факторов, вызывающих эти движения. У многих видов, особенно в групповой и половой сферах поведения, наблюдаются устойчивые комплексные "церемонии" смирения, угрозы и т.д., которые проявляются строго стереотипно всеми членами данного вида, даже если они выросли в неволе и без общения с особями своего вида. Хаксли описал "вежливую" передачу водяных растений при токе у чомги и дал подобному поведению наименование "ритуалов" или "ритуальных действий". Такие поведенческие реакции в дальнейшем изучались многими учеными: так, Лоренц и его ученик Валль описывали токовые движения у речных уток. Особый интерес среди врожденных элементов поведения вызывали "замещающие" движения, по определению Тинбергена, которые обнаруживаются в конфликтных ситуациях. Например, если во время боя вспышка агрессии подавляется боязнью, а бегство, в свою очередь, тормозится агрессией, то в этих случаях часто наблюдаются замещающие действия. У многих видов замещающие движения проявляются с момента рождения и могут быть точно предсказаны наблюдателем. Так как они проявляются без адекватного индивидуального опыта, эти реакции поведения, несомненно, врожденные. Например, в конфликтной ситуации белый гусь осуществляет движения купания даже на земле; серый гусь в этих ситуациях отряхивается, петухи выполняют клевательные движения или "засыпают" в середине боя.

При осуществлении инстинктивных поведенческих реакций, помимо эффекторного выражения, большое значение имеет и специфика действующего раздражителя. Многие весьма сложные акты поведения "освобождаются" относительно простыми раздражителями без адекватного обучения. По выражению Тинбергена, эти раздражители подходят к поведению, как "ключ к замку". Этологами (Eibl-Eibesfeldt, 1963) было показано, что, помимо врожденных навыков, существует и врожденное опознавание: животное, у которого отсутствует индивидуальный опыт, реагирует на специфические "ключевые" раздражители определенным поведением. Так, небольшая рыба колюшка реагирует на строго специфические признаки самца своего вида при защите территории своего гнезда. Основным раздражителем агрессии является красная окраска брюшка. Если на территорию гнезда поместить модель самца, у которого брюшко не окрашено в красный цвет, самец не будет реагировать на эту модель. Однако чрезвычайно грубая шарообразная болванка с красным пятном внизу вызывает у него полное выражение агрессивной реакции (Tinbergen, 1951). Эти исследования объяснили наличие множества морфологических признаков у животных, биологическое значение которых до этого не было ясно. Если быстрая "правильная" реакция имеет биологическое значение для вида, то физиологические механизмы, лежащие в ее основе, будут, согласно мнению этологов, отбираться естественным отбором. Физиологические механизмы реакции бегства от врага при первом же его появлении сформировались в результате селекции. Появление врага сразу "высвобождает" эту реакцию в ее совершенном, законченном виде. Если бы животное обучалось этой реакции методом "проб и ошибок", то одна-единственная ошибка была бы уже гибельной для него.

Исходя из положения Крейга о значении побуждающих стимулов в поведении животных, Тинберген (1974) высказал гипотезу об "иерархии инстинктов": повышение возбудимости мозговых центров, происходящее в определенные периоды жизни животных, может "разряжаться" при действии специфических внешних раздражителей или в результате слишком низкого порога их возбудимости. Разрядка центра "поискового" поведения при определенных гуморальных изменениях поведет к поиску пищи или самки. Нахождение специфических раздражителей поведет к "разрядке" центра, стоящего на более низком уровне "иерархии". В результате осуществляется определенная рефлекторная реакция, ведущая к овладению пищей или совокуплению с самкой. При этом, согласно мнению Крейга, одни центры поведенческих реакций могут быть подавлены другими. Например, голодная чайка в период полового возбуждения может прекратить ухаживание за своим половым партнером и начать поиск корма. В данном случае решающим стимулом поведения явится не наличие внешнего раздражителя (полового партнера), а соответствующая "зарядка" пищевого центра, т.е. внутренний стимул.

Если какой-либо центр является слишком сильно "заряженным", т.е. порог его возбудимости крайне низок, то поведенческая реакция может осуществиться "вхолостую". Примером этого может служить наблюдение Лоренца за выращенными в изолированных условиях скворцами, которые при отсутствии в помещении мух производили мнимую охоту за ними со всеми характерными деталями этого поведения. Это положение Лоренца и Тинбергена было в свое время встречено с большим недоверием. Однако если рассматривать описанные факты спонтанного проявления инстинктов под углом зрения физиологических механизмов функции нервной системы, то оно вполне согласуется с ними. Во-первых, как было показано Ухтомским, если в определенной группе нервных центров складывается стационарное возбуждение, которое обеспечивает снижение порогов возбуждения в отношении текущих импульсов, происходит облегчение для разрядов возбуждения в соответствующие эффекторы. Поэтому вполне допустимо, что доминантный очаг возбуждения, образовавшийся под влиянием гуморальных факторов в каком-либо безусловнорефлекторном центре, может давать разряды возбуждения на самые различные неспецифические раздражители. Несомненно, это один из возможных механизмов реакции "вхолостую" (Крушинский, 1960). В пользу такого представления говорят и опыты Хольста и Сен-Поль. Раздражая область ствола мозга у кур через вживленные электроды, авторы наблюдали в зависимости от места нахождения электродов или отдельные простые неизменяемые напряжением тока движения (клевание, поворачивание головы направо или налево, ухаживающие движения за отсутствующими самками и т.п.), или целостное протекание сложных поведенческих актов.

Выражение более сложных форм поведенческих реакций было часто менее константно, чем выражение выше перечисленных относительно простых поведенческих актов. Оно может зависеть от готовности животного к реакции, вызванной предшествующими раздражителями, напряжением тока и всей суммой окружающих животное раздражителей. Так, например, градуальное усиление раздражения одного из пунктов мозга вызывало следующую поведенческую реакцию: курица встает, оглядывается, с ясно выраженными симптомами испуга фиксированно смотрит в одну точку пространства, отодвигаясь от пугавшего ее пункта. При дальнейшем усилении раздражения симптомы испуга нарастают и курица с тревожным криком улетает. Подобное внешнее выражение напоминает реакцию испуга на приближающегося хищника. Раздражение другого пункта мозга вызывало реакцию агрессии. Однако полное выражение реакции зависело от наличия внешнего раздражителя. Например, при относительно небольшой интенсивности раздражения петух бросался на стоящее рядом с ним чучело хорька (на которое он до этого не реагировал). При большой интенсивности раздражителя реакция агрессии проявлялась на малоспецифический раздражитель, например сжатый кулак.

Существенно, что реакции поведения "вхолостую" могут быть вызваны введением определенных гормонов. Во время нерестового периода самец колюшки, плавая около входа в гнездо, производит постоянные "обмахивающие" движения плавниками вокруг отложенных яиц. Этим достигается постоянный приток свежей воды к икре. Введение тестостерона приводит к строительству гнезда. Введение пролактина в отсутствие гнезда и яйцекладки приводит у многих рыб к типично "обмахивающим" движениям плавниками.

Таким образом, определенные гормоны являются "пусковыми" механизмами специфических поведенческих реакций при отсутствии специфических внешних раздражителей. Подобные исследования были проведены американским ученым Лерманом на голубях.

Одним из важнейших направлений этологии является проблема взаимоотношения врожденных и индивидуально приобретенных компонентов в формировании поведенческих актов, т.е. выяснение условий и механизма включения индивидуально приобретенных компонентов во врожденную "рамку" (Lorens, 1965).

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:28 PM | Сообщение # 2
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Исследования Айбль-Айбесфальдта (Eibl-Eiblsfeldt, 1963), посвященные анализу переплетения врожденных и приобретенных актов в формировании поведения млекопитающих, показали значение неспецифического индивидуального опыта в выполнении сложных комплексных актов поведения. Так, крысы, выращенные в изолированных условиях, в которых они не могли научиться манипулировать твердыми предметами, несмотря на то что обладали полным набором комплексных движений строительства гнезда, обычно были не в состоянии вначале строить его. Для этого им было необходимо научиться выполнять эти движения в биологически адекватной последовательности. Однако в некоторых случаях, когда последовательность выполняемых движений была адекватной, гнездо строилось сразу.

Большой интерес представляет проблема того "чувствительного периода", в который животное лучше всего "обучается". Эта проблема имеет существенное значение и для педагогики.

Этологами показано, что у многих видов животных в онтогенезе имеются определенные чувствительные периоды, во время которых они научаются реагировать на определенный, строго специфичный комплекс раздражителей. По прошествии этого периода животные уже не способны реагировать на данные (биологически адекватные) внешние факторы; они приспосабливают свое поведение к тем внешним факторам, с которыми встречаются в чувствительный период онтогенеза. Это явление обозначено термином "запечатление" (нем. Pragung, imprinting). Явление запечатления было детально изучено (Lorenz, 1935, 1937; Hess 1959; и др.). Так, у кряковых утят образ матери запечатлевается в течение первых 48 ч после вылупления. Если в течение этого периода утята не увидят утки, она будет вызывать у них пассивно-оборонительную реакцию; они убегут от нее. Чрезвычайно существенно, что если кряковые утята в течение первых 48 ч жизни встретят вместо матери какой-нибудь движущийся предмет (размером не меньше спичечной коробки), то они начнут следовать за ним. Достаточно одной минуты пребывания в "обществе" такого предмета, чтобы утята "признали" его своей матерью и везде следовали за ним.

Согласно мнению этологов, запечатление отличается от условного рефлекса. Это различие проявляется в следующем. Во-первых, запечатление возможно только в течение короткого периода постнатальной жизни животного. Во-вторых, реакцию на запечатленный объект невозможно угасить; он запоминается на всю жизнь. Так, селезень мускусной поганки, воспитанный под кряковой уткой, в период полового созревания начал ухаживать за утками не своего вида, а за кряковыми. Это ухаживание за утками другого вида упорно продолжалось "запечатленным" селезнем, несмотря на то что кряковые утки относились к нему безразлично или даже агрессивно и не допускали его к спариванию. "Запечатленный" самец не обращал внимания на уток своего вида, которые проявляли по отношению к нему всю систему токовых движений и готовность спариваться. В-третьих, как показали опыты Хесса (Hess, 1959) на утках, при условно-рефлекторном обучении следы от новых условных связей сохранялись лучше, чем от старых. Наоборот, после запечатления новые связи если и образовывались, то оказывались весьма нестойкими. Так, "запечатленные" селезни кряковых уток, воспитанные под утками других видов, при изолированном содержании с кряковыми утками в конце концов спаривались с ними. Однако стоило только поместить к такой "супружеской паре" утку того вида, на который был "запечатлен" кряковый селезень, как он сразу же обрывал свою "супружескую" жизнь с самкой своего вида и начинал вновь ухаживать за недоступными, но "идеальными" для него самками чужого вида. Наконец, некоторые фармакологические препараты, как, например, мепробамат (мепротан), не оказывают существенного влияния на выработку условных рефлексов, однако почти полностью устраняют эффект запечатления (Hess, 1959).

Запечатление не обязательно происходит в ювенильном периоде. Так, например, некоторые моногамные виды цихлидовых рыб запечатлевают образ своих потомков в течение первого сезона размножения (Noble,Curtis, 1939; Baerends, Baerends van Roon, 1950). Если молодой паре подкладывают яйца другого вида взамен их собственных, они будут ухаживать и охранять своих приемышей. Однако после этого никогда не воспитывают своих собственных потомков, убивая их в момент вылупления из икринок.

Очень существенны исследования, проводимые этологами по выяснению генетико-поведенческих механизмов, обеспечивающих изоляцию отдельных видов, живущих на одной и той же территории. Шутц обнаружил два таких механизма у некоторых видов уток. Оказалось, что механизм, препятствующий спариванию селезней с утками чужого вида, - это запечатление. Так как в естественных условиях утята всегда, как только вылупляются, водятся матерью своего вида, они оказываются запечатленными на уток своего вида и никогда не спариваются с утками других видов. У самок тех же видов Шутц наблюдал совершенно другой механизм, препятствующий межвидовому скрещиванию. Для их половой реакции не имеет значения то, под каким видом уток они воспитывались. Они реагируют безусловнорефлекторно на вторичные половые признаки селезней только своего вида. Так, кряковая утка, вылупившаяся и выращенная в семействе довольно сходного с нею вида - шилохвостки, покидает в период полового созревания свою приемную семью и спариваются с кряковым селезнем.

Изучая в основном врожденные факторы поведения и их биологическое значение, этологи раскрыли неожиданное богатство разнообразно переплетенных друг с другом приспособительных механизмов у животных.

Однако в этологии уделяется еще слишком мало внимания физиологическим механизмам, лежащим в основе поведения. Несомненно, синтез этологических методов изучения с методом исследования морфофизиологических механизмов функции мозга окажется весьма перспективным.

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:29 PM | Сообщение # 3
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
К. Г. Абрамов

Промысловая лайка Приамурья
(Из книги «Промысловая лайка Приамурья», 1940г )


Основная охотничья специализация амурской лайки – работа по кабану, сохатому и медведю и работа в нарте. По мелкому зверю работает сравнительно небольшое количество собак: универсальных собак, работающих и по крупному и, по мелкому зверю, также немного. Около четверти всех собак совсем не имеет никакой охотничьей специализации, а работает только в нартах. Обычно на наш вопрос, почему эти собаки не охотничьи владельцы отвечали: «Так, не пробовал в тайге, только в нартах». Эти данные не случайны. Они характерны, так как отражают действительное положение, вытекающее из нижеследующего.
Несомненно, что рабочая специализация собаки явилась результатом тех требований, которые к ней предъявлял её хозяин – человек, в данном случае удэхеец или нанаец. Конечно, в этом направлении действовал прежде всего отбор, закрепляя в породе нужные рабочие качества, которые определялись состоянием техники охотничьего промысла данного
времени. У народов Приамурья техника промысла в прошлом стояла на довольно низкой ступени развития. Она ограничивалась применением на промысле следующих орудий:
1.Дэнгур, или лучок-самострел, коим добывались белка, колонок, выдра, соболь, кабарга и другие некрупные звери. Кроме дэнгура для добычи соболя употреблялся ещё рукавчик, то есть сетка в виде длинного и узкого мешка, открытого с горловины и расправляемого при помощи свободно лежащих в нём обручей. Никаких других способов добывания мелких зверей удэхейцы и нанайцы не знали. Поэтому собак они не употребляли на промысле по мелкому зверю. Наоборот, туда, где были поставлены дэнгуры, собак нельзя было пускать, ибо они могли себя поранить, задев за «симу» и спустив насторожку дэнгура.
Отсюда низкий процент пушных собак у нанайцев и удехейцев в отличие, скажем, от вычегодских охотников, которые белку испокон веков добывали стрельбой из «писшали», то есть ружья, пользуясь для её розыска собакой – лайкой.
2.Гида, или копьё. То же что у русских, - рогатина. Она употреблялась для добывания крупного зверя: сохатого, медведя, кабана и др. Чтобы заколоть зверя копьём, нужно загнать его и задержать, не давать ему хода. Это могут сделать только очень вязкие и «приемистые» по крупному зверю собаки. Правда, если лежит глубокий снег, стесняющий движение зверя, или затвердевал наст – сохатого, изюбра и кабана можно загнать на лыжах, без помощи собак, и поразить его копьём. Гидой добывают медведей в берлогах, ею же поражали сохатых и изюбрей, подплывая к ним ночью на оморочках (лёгких берестяных лодках). Но по чернотропу или по мелкому снегу поставить зверя на «отстой» можно только с хорошими собаками. В направлении работы по крупному зверю амурская лайка развивалась очень хорошо, и из неё вырабатывалась смелая, отважная медвежатница и хорошая работница по кабану и сохатому.
Нарта. В горных условиях Сихотэ-Алиня, где в основном протекает охотничий промысел нанайцев и удэхейцев, требуется длительные и протяжённые заходы по горным речкам. Пути этих заходов доступны только на нарте, так как глубокие снега и горные перевалы делают невозможным движение ни на лошадях, ни на оленях. Даже сохатый на зиму здесь спускается вниз по горным падям, туда, где лежит снеговой покров, ниже 80см.
Охотничья нарта, в отличие от обычной ездовой нарты, передвигается самим охотником с помощью 2-3 собак. Со всем скрабом промышленника – дэнгурами, капканами, ружьями, съестными припасами, кетовыми костями для корма собакам, запасными лыжами – нарта весит от 1,5 до 2,5 ц, а в среднем – 2ц. Этот груз передвигает охотник и его 2-3 собаки со скоростью 15 км в день при заходе на промысел. При возвращении с промысла скорость движения лёгких нарт достигает 50-60 км в день по так называемым «наледям», образующимся в результате предвесенних ночных заморозков. Сила и выносливость при работе в охотничьей нарте – это тоже одно из отличительных качеств амурской лайки.
Таким образом, рабочий тип амурской лайки слагался под влиянием трёх описанных факторов: дэнгур оказывал отрицательное влияние, гида и нарта – положительное.
Только относительно недавно нанайцы и удэхейцы обзавелись огнестрельным оружием. Произошло это с занятием края русскими и его колонизацией. С появлением огнестрельного оружия им стали добывать не только крупного зверя, но и мелкого пушного, главным образом белку.
Потребовалось при этом и собака, умеющая работать по пушному зверю. Промышленники стали требовать от своих собак нового качества – умения искать и подлаивать белку. Соответственно этому стал производится и отбор в популяции амурских лаек. Некоторые охотники достигли желаемых результатов, что мы видим на примере нашего обследования амурских лаек. Работающих по мелкому зверю оказалась 19% собак. Некоторые промышленники пошли по другому пути – стали приобретать у русских охотников всяких разно породных собак; облаивающих белку, завозить их к себе в стойбища и смешивать их с коренной породой амурской лайки. В результате получилась помесь, обесценившая поголовье амурских собак, понизившая их рабочие и экстерьерные качества.
Нет никакого сомнения в том, что рабочая специализация собаки не есть качество, раз навсегда закреплённое в данной породе, а что она изменяется в зависимости от рабочей практики собаки и отбора в популяции и что работой над амурской собакой можно достичь отличных результатов, развивая её природные качества в нужную для нас сторону. Подтверждением этого положения может служить следующий факт: как известно, ловля тигров производится при помощи собак, которых спускают со сворок в тот момент, когда, неотступно прогнав несколько дней тигрицу с тигрятами, охотники утомляют молодых и отгоняют выстрелами их мать. Тигрят, окружённых собаками, связывают, причём буквально руками берут из-под собак тигрят-«лончаков», то есть прошлогодних, по центнеру весом.
Известные в Приморье тигроловы братья Козины вели свою породу собак, происходивших от «гольдских» остроухих собак, то есть из амурских лаек. Удэхейцы и нанайцы (см. «Дерсу Узала» В.К. Арсеньева) по своим религиозным преданиям считали тигра священным зверем и охоты на него не вели. Тем не менее их собаки, оказавшись в руках Козиных, отлично и смело шли на тигра и передавали эти качества потомству, хотя эта порода велась Козиными не в чистоте, и тип остроухой собаки ими был совершенно утрачен: тигровые собаки Козиных были вислоухими дворняжками, «переродками», как их характеризовали сами Козины. По объяснениям А.Козина, они «растравляли» своих собак на тигров, натаскивая вместе со старыми молодых. Каких-либо развитых приёмов воспитания собак и их дрессировки удэхейцы и нанайцы не знают. От рождения до годовалого возраста собака растёт, предоставленная самой себе. Изредка её привязывают, приучая к лямке, и снова отпускают. Иногда зимой молодняк подпрягают в нарты к старым собакам. На промысел молодых собак берут вместе со старыми. Здесь с первого раза определяют годность или негодность собаки на охоте. Собаку не годную на промысле, ставят работать в нарте. Никаких особых команд амурская лайка не усваивает. Приказания: «вперёд» («та»), «стой» («туро»), «не тронь» («ади» или «аджи») – вот весь её несложный лексикон. Обычно свежие собаки, запряжённые в нарту, рвутся бешено вперёд, и если это не совпадает с желанием хозяина, то последний тормозит ход нарты палкой, воткнутой прямо в снег. Во время такого хода собаки тратят много сил совершенно понапрасну. Было бы разумнее бег их умерять соответствующей командой. Слушая её, собаки сохраняли бы больше сил, а потому работали бы продуктивнее. Охотничья нарта, нагружённая различным охотничьим снаряжением и продовольствием, весит (как мы указывали) от 1,5 до 2,5ц. В неё впрягается сам охотник, подпрягая себе в помощь двух, реже трёх собак. Собаки впрягаются следующим образом: к передку нарты привязывается длинный ремень или верёвка. К ней на коротких ремнях привязываются собаки, с надетыми на них лямками из мягкой кожи или брезента. С левой стороны к нарте прикрепляется тонкая жердина, при помощи которой охотник удерживает нарту и ею управляет. Он тянет нарту лямкой, надетой через плечо и привязанной к передку нарты. Охотники идут по тайге на лыжах. Путь обычно совершается по льду таёжных речек. Идущие впереди топчут перед нартами дорогу, то есть прокладывают лыжницу, по которой собакам и нарте идти несравненно легче. Если поход совершается в верховьях рек, близко к горным перевалам, где лежат очень глубокие снега, предварительное протаптывание дороги становится обязательным. При этом идут первую половину дня, а вторую половину дня «топчут дорогу», проходя один за другим на лыжах – вперёд и взад по трассе, с целью примять снег. За ночь трасса промёрзнет, получится «изъём», по которому движение гружёных нарт совершается сравнительно легко. Иногда один день идут и один день топчут дорогу. Этот заход на промысел совершается со скоростью 15-20км в сутки. Обратный путь совершается гораздо быстрее, до 50км в сутки, а весь поход занимает иногда 3 – 3,5 месяца. Такой способ движения по горной тайге при данном состоянии путей сообщения кажется нам единственно возможным. Если же учесть необходимость охотника путешествовать в сезон промысла со всем своим инвентарём и продовольствием по таёжному бездорожью, в глубоких снегах, то иного способа передвижения и не выдумать, тем более, что те же собаки, которые тянут нарту, являются и активными помощниками охотника на промысле. Суточный рацион собак во время похода: утром не кормят, в полдень дают половину кетовой кости, вечером целую кость. При таком рационе собаки хорошо сохраняют силу, энергию и не сдают в работе. Конечно, собак захудалых, сухих перед зимним походом, прежде чем брать в тайгу, поправляют усиленной дачей корма.
В приамурских стойбищах, как правило, летом собаки содержатся на свободе. Однако, особенно в последние годы, в связи с развитием животноводства, собак звероватых, склонных рвать домашних животных, стали содержать на привязи. Каких – либо особых помещений для содержания собак в Приамурье нет, они обычно привязываются под амбарами, где свален всякий охотничий скарб, или сидят на приколах. При содержании на привязи зимой собакам на снег бросают немного сена.
Кормом для собак в основном является рыба: в виде «костей», то есть хребтовой кости кеты с головой и хвостом, завяленных на воздухе (на вешалах), в виде сушенного на воздухе карася или чебака, или, наконец, в виде сырой «лощалой» кеты (выметавшей икру) или только что пойманного подо льдом карася. Кетовая кость, лощалая кета, карась и другая рыба при подлёдном лове даются в сыром виде, сухой карась и чебачок обычно варятся, затем даются собакам. Процедуру раздачи корма собакам следует отметить особо. Варенный корм выносится во двор, студится. Собаки, сидящие на привязи, при виде корма поднимают неистовый вой, выражая своё нетерпение. Находящиеся на свободе собаки огрызаются, но дружно набрасываются на всякую постороннюю собаку, приблизившуюся к корму. Как только ведро или котёл с остывшим кормом хозяйка опрокидывает в корыто, собаки набрасываются на корм, начинают толкать и кусать друг друга; поэтому хозяйка обычно стоит у корыта с дубинкой в руках, укрощая жадных и забияк. Наконец, у корыта устанавливается относительный порядок, и наевшиеся собаки одна за другой отходят от него. Чтобы закончить описательную часть нашей работы, необходимо остановиться на оценке работы амурской лайки по крупному зверю. Приёмы останова сохатых у амурской лайки ничем не отличаются от приёмов лаек других пород. Хорошая лайка – лосятница никогда не лает на сохатого сзади. Она всегда заходит к нему с «морды», лает не азартно, а с остановками, если охотник ещё далеко. Если собака знает, что охотник подошёл к зверю уже близко, то она начинает лаять азартнее, отвлекая внимание зверя на себя.
По кабану и медведю эти собаки работают очень смело, они хватают их сзади за так называемое «ахиллесово яблоко» и очень быстро останавливают этих зверей. Нам приходилось снимать шкуры с убитых кабанов и видеть, какие ужасные хватки наносят зверовые собаки этим животным: под шкурой мы находили сплошной кровоподтёк с разрушенной тканью мышц. Амурская лайка никогда не берёт крупного кабана за загривок, а всегда за задние ноги, ловко увёртываясь от нападений разъярённого зверя. Только тогда, когда зверь поражён пулей или копьём, собаки набрасываются на него и хватают за шею.
Также смела амурская лайка по медведю. По своему характеру и нраву она совершенно незлобна к человеку.
Теперь нам остаётся сказать несколько слов об обращении нанайцев и удэхейцев со своими собаками.
Амурская лайка пользуется значительной самостоятельностью и свободой. Выше мы описали процедуру кормления собак, во время которого хозяйка укрощает дубинкой наиболее жадных и забияк. Это, пожалуй, единственное применение побоев в обращении с
лайкой у удэхейцев и нанайцев. В остальных случаях побои не применяются как средство воспитания и дрессировки совершенно неизвестны.
К. Г. Абрамов.
 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:33 PM | Сообщение # 4
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
К. Г. Абрамов
Надо внести ясность (Еще раз о лайке)

Свыше десяти лет назад был принят и официально утвержден стандарт так называемой восточносибирской лайки. В основу этого стандарта было положено утверждение о том, что существующие на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири отродья лаек: амурское, эвенкийское, эвенское (ламутское) и прочие - слились и образовали эту так называемую восточносибирскую лайку. Мы, охотники и охотоведы, кинологи, живущие на Дальнем Востоке, с недоумением спрашивали себя: как же это мы не заметили процесса слияния всех наших отродий в одно?
Проанализировав все происшедшее, мы убедились, что все наши отродья остались на месте: амурская лайка на Амуре, тунгусская (эвенкийская) на севере Приамурья, ламутская (эвенская) на Камчатке. Ясно, что кто-то всю нашу работу поставил в нелепейшее положение.
Восточносибирской лайки как реально существующей породы нет и не было! Только профан в лайководстве Дальнего Востока мог бы сделать предложение о том, чтобы слить легкую борзоватую эвенскую лайку с амурской, и т. д. Это значило бы испортить обе породы.
И вот мы, старые охотники и охотоведы Дальнего Востока, стали перед вопросом: как же быть? Ведь восточносибирской лайки нет в реальности, но она признана, значит на бумаге существует. Наши же ценные, каждая в своем роде и на своем месте, лайки существуют реально, но официально они объявлены несуществующими.
Можно ли при создавшемся положении вести племенную работу с местными дальневосточными лайками? Кто несет ответственность за то, что свыше 10 лет на Дальнем Востоке нет настоящей племенной работы, что она стоит упершись в эту выдуманную "породу". В течение 10 лет я неоднократно ставил перед Главохотой РСФСР вопрос о тупике, в который завел лайководство Дальнего Востока "слиятельный стандарт", но ответа по существу не получил. Были только одни формальные отписки. А ведь нам, людям, проведшим весь свой век в тайге, совершенно ясно: если лаек слили воедино, создав в 1948 году породоописание восточносибирской лайки, и в приамбуле объяснили ее происхождение, как результат смешения амурской, эвенской, эвенкийской и прочих отродий, то это не значит, что в натуре нет этих пород, что они исчезли с лица земли. Ведь от Енисея до Тихого океана свыше пяти тысяч километров территории, населенной различными народностями, обладающими разным хозяйственным укладом, различными приемами охоты и различно сложившимися породами лаек, с различным их экстерьером и рабочими качествами. Надо быть совершенно оторванным от реальной действительности, чтобы утверждать все то, что утверждают в стандарте в отношении искусственно созданной восточносибирской лайки.
Как, например, можно утверждать, что лайка охотников, живущих на Камчатке, уже слилась с амурской лайкой? Даже эвенки, живущие по побережью Охотского моря, на Амуре бывают очень редко, да и то без своих оленей и без собак. Поэтому и при большой натяжке нельзя допускать смешение эвенкийских лаек с амурскими.
Кроме того, лайки оленеводов отличаются легкостью склада, борзоватостью, паратым аллюром. Все транспортные работы у этих народностей выполняются на оленях, а собаки у них только охотничьи-зверовые. Наоборот, народности, обитающие в Приамурье, оленей не имеют, и все транспортные работы у них выполняются собаками.
Амурские лайки отличаются массивностью склада, пешим аллюром. Работают они главным образом по крупному зверю: лосю, кабану, медведю. В пушном промысле они применяются сравнительно редко, так как рыхлый и глубокий снеговой покров в темнохвойной тайге препятствует этому. Наоборот, прибитый ветрами плотный снежный покров "светлой" лиственничной тайги, в которой кочуют оленеводы, способствует передвижению легких эвенкийских лаек.
Искусственное скрещивание амурской лайки с собаками оленеводов в силу их различной приспособленности к условиям снежного покрова рекомендовать нельзя, ибо оно не жизненно, практически вредно. Меня, однако, удивляют не составители надуманных "стандартов", а та наша кинологическая общественность, которая идет за ними. Ведь, кроме вреда от того, что существует стандарт несуществующей восточносибирской лайки, а существующие реальные породы лаек признаны "не существующими", ничего не получается. Раз амурской, ламутской и тунгусской лаек не существует, то и работы с ними не ведется.
В свою очередь, работать с восточносибирской лайкой тоже невозможно, ибо в действительности ее нет, она надумана. Как наша кинологическая общественность может мириться с этим? Если бы в коневодстве кем-либо было предложено слить воедино стандарты английской скаковой лошади, орловского рысака и воронежского битюга, то его, несомненно, признали бы ненормальным. Почему же аналогичное слияние стандартов, различных по экстерьеру, рабочим качествам и, возможно, различных по своему происхождению отродий лаек, до сих пор признается у нас? Например, амурская и камчатская лайки по строению своего черепа могут быть по происхождению отнесены к собаке каменного века, а эвенская (ламутская) по строению черепа близка к ископаемой собаке.
В заключение остается сказать, что настоятельной необходимостью является официальное признание стандартов следующих отродий лаек, населяющих Дальний Восток и Восточную Сибирь:
1. Амурская зверо-упряжная (описана К. Г. Абрамовым).среднего роста,
широкогрудая, с мощным костяком и мощной мускулатурой, ухо
невысокое, колодка почти без подхвата (подрыва).
2. Эвенкийская (тунгусская) (описана В. В. Рябовым): рослая, мощная,
сухая, ухо средней или выше средней длины, колодка с подрывом.
3. Эвенская зверовая (описана М. Г. Волковым): выше среднего и
крупного роста, крепкая, ухо средней и выше средней длины, колодка
борзоватая, довольно бедно одетая, хвост нередко несет по-волчьи -
поленом.
4. Саянская охотничья лайка (описана В. В. Рябовым): рослая, с
удлиненной колодкой, псовина повышенной длины, несколько борзоватого
типа.
5. Забайкальская (описана М. Г. Волковым): наиболее мелкая из всех.
6. Ездово-зверовая камчатская (описана М. Г. Волковым): крупная,
волкообразная, ухо средней длины, длина псовины средняя.
Вот по крайней мере те реально существующие отродья лаек, которые являются сравнительно изученными упомянутыми авторами. Кроме того, на Дальнем Востоке имеются еще области, где существующие там породы лаек еще совершенно не изучены и никем не описаны, например лайки восточной части Якутии .- Колымского края.

К. Г. Абрамов

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:35 PM | Сообщение # 5
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
ОХОТНИЧЬЕ СОБАКОВОДСТВО В ПЕРВОМ ПОСЛЕВОЕННОМ ГОДУ
В.Г.ГУСЕВ, ЭКСПЕРТ-КИНОЛОГ ВСЕСОЮЗНОЙ КАТЕГОРИИ

Ревнители охотничьего собаководства не оставляли своего любимого дела невзирая на трудности военных и первых послевоенных лет. Для сохранения генофонда пород как народного достояния уже в 1943 голодном году для племенных собак были выделены фонды на корма. которые обеспечили их сохранение. В Москве 1944 году было возоб¬новлено проведение традиционных выставок охотничьих собак, а 1946 год был ознаменован проведением Московской межобластной выставки, которая по существу стала всесоюзным смотром сохраненного племен¬ного материала поголовья охотничьих пород.
Выставка 1946 года представляет особый интерес для современ¬ных собаководов не только потому, что экспонированные на ней соба¬ки послужили основой для послевоенного становления собаководства, но и как бесценный опыт старшего поколения, основоположников оте¬чественного собаководства, забытый, а порой и оболганный, в суто¬локе современных новаций.
Вряд ли в первом послевоенном году трудностей с бумагой и по¬лиграфическими работами было меньше, чем ныне... Однако охотничьи организации сумели выпустить не только каталог выставки, но и опубликовать сборник отчетов с описаниями всех экспонированных на выставке собак.
Подкупает рациональность принятых в те годы правил проведения выставок охотничьих собак, послужившая основой для разработки сов¬ременных правил международных выставок в системе FCI (Международ¬ной кинологической федерации). Впечатляет количество собак, дипло¬мированных на полевых испытаниях, при отсутствии бонитировки на выставках, а также - весомость призовых сумм, выделенных для наг¬раждения владельцев лучших собак. Для экспертов и селекционеров пород несомненный интерес представляют описания собак, составлен¬ные специалистами высокого класса.
Сборник отчетов (Каталог-отчет) выставки 1946 года, выпушен¬ный малым тиражом, стал в наше время библиографической редкостью. Поэтому в современных изданиях по охотничьему собаководству полез¬но поместить разделы этой книги, знакомящие с Правилами проведения выставок тех лет, отчетами по экспертизе лаек, пойнтеров.
Отчет по разделу лаек несомненно заставит задуматься совре¬менных лаечников о путях дальнейшего ведения пород. 1946 год был последний годом официального признания национальных пород лаек ко ми (зырянских), вогульских, хантыйских и ламутских (эвенкийских). История этих пород весьма драматична, как частица национальной культуры народов, страдавших от призвала тоталитарной системы. Национальные породы лаек стали приходить в упадок в связи с нарушением хозяйственного уклада народов таежной зоны. Спасительной для пород лаек явилась было деятельность М.Г.Дмитриевой-Сулимы и А.А.Ширинского-Шихматова, изучавших аборигенных лаек еще в дореволюционные годы, и их последователей - петербуржцев А.П.Бармасова, Е.К.Леонтьевой, москвичей И.И.Вахрушева, Л.В.Ушаковой, П.А.Беляева, И.С.Зажилова, Б.В.Шныгина и других, работавших с лайками с начала тридцатых годов. Эти энтузиасты выезжали в промысловые районы и вывозили в кинологические центры собак хотя и неизвестного происхождения, но выделявшихся по типу и рабочим качествам. В дальнейшем их разводили уже заводскими методами, накапливая сведения о происхождении потомства. Ограниченность исходного материала, а порой и недостаток специальных знаний вынуждали прибегать к межпородным скрещиваниям. В результате на рингах выставки 1946 г. был представлен довольно пестрый конгломерат лаек, оцениваемых в рингах пород, к которым они были ближе по типичности. Например, потомки Урчалы (А.И.Вахрушева) экспонировались в трех рингах: Урман 43/л и Урчуня - в ринге вогульской породы, Соболь 37/л - в остяцких, а Урушка, однопометница того же Соболя, отнесена к собакам ламутского типа...
Нужно было работать и работать с этим поголовьем - спасать национальные породы путем разведения их заводскими методами. Однако уже в следующем 1947 году с подачи Э.И.Шерешевского аборигенные породы были признаны несуществующими, а городская мешанина поименована pyccко-eвропейскими и западносибирскими породами лаек.
Стандарт русско-европейских лаек повторил признаки лаек коми, исключая серый и рыжий окрасы, которые в ущерб генофонду породы стали браковать.
Основой стандарта западносибирских лаек стали признаки вогульских собак, что сделало нежелательными черты хантыйских и ламутских собак.
Ведущей и почти единственной линией в породе русско-европейских лаек стала линия Путина 65/л, рожденного в 1946 г. от зырянского кобеля Музгара и вогульской лайки Питюх-П. Эта же Питюх-П, повязанная в другой раз с кобелем остяцкого типа Борькой, породила чемпиона Аяна 66/л - основателя заводской линии в западносибирских лайках.
Утверждение новых "пород" было осуществлено вопреки всем зоотехническим нормам, предусматривающим чистопородное разведение (без вынужденной метизации) не менее 4-х поколений, при наличии не менее двух тысяч животных заводского разведения и 12 инокровных линий в этом поголовье.
Так было совершено преступление перед народами - создателями своих бесценных лаек. Исправить этот грех можно восстановлением стандартов национальных пород, работой по их возрождению, признанием совершенных ошибок.
С породой русско-европейских лаек решить вопрос сравнительно просто: вернуть ей прежнее наименование - лайка коми (зырянская) - и пересмотреть вопрос об окрасах. Сложнее дело с западносибирскими лайками, разводимыми заводским методом уже почти полвека. Нынешнее поголовье - золотой генофонд, пусть неоднородный по типу, но с закрепленными ценнейшими рабочими качествами. Вероятно, их нужно разводить как западносибирских, но одновременно использовать кобелей, соответствующих по типу, при восстановлении лаек национальных пород.
Восстановление национальных пород лаек на основе сохранившегося на местах, хотя и метизированного, поголовья - вполне возможно в свете возрождения национального самосознания, хозяйственного уклада и всей культуры народов России. Сумели же литовцы всего за 15 лет возродить свою курляндскую гончую, считавшуюся утраченной.
А у нас и ныне в промысловых районах большую часть пушнины добывают по-прежнему с местными лайками.

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:37 PM | Сообщение # 6
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОБАКИ.
ВОЛЧИЙ СЛЕД В ИСТОРИИ СОБАКИ.
Инна ШУСТРОВА, кандидат биологических наук.

Спросите "обыкновенного" человека, равно далекого и от зоологии и от специфического круга собачников: "Кто предок собаки?" Скорее всего, вам ответят: "Волк". Именно так считало большинство людей на протяжении веков. Если кто и выдвигал иные версии, то прежде всего зоологи и кинологи...
Исследователи XVIII-XIX веков словно бы не замечали, как стремительно и неузнаваемо могут изменяться характеристики живых существ под влиянием искусственного отбора. Воспитанные на традициях описательной науки, зоологи с глубоким почтением относились ко всем внешним признакам животного, не делая исключения ни для окраса, ни для разреза глаз, и, разумеется, поразительное разнообразие пород собак подталкивало ученых к поискам собачьих предков среди самых неожиданных видов: северные лайки похожи на волков - значит, от волков они и произошли, борзые же или гончие с волком не сходны ни внешностью, ни голосом - следовательно, имеют происхождение совершенно особенное! Вот и кинологи пытались в предки борзым навязать эфиопского шакала или красного волка, а родословную гончих вывести от гиеновых собак и каких-то загадочных "индийских буанзу", чьих следов не сыщешь в современной систематике. Основоположник этологии Конрад Лоренц, отстаивая версию различного - "волчьего" и "шакальего" - происхождения разных пород собак, находил ей подтверждение в их поведении, противопоставляя "гордую мужественную лояльность потомков волков" "рабской услужливости" и "пожизненной инфантильности" собак "шакальей" крови.
Однако как только швейцарец Маттей догадался пересчитать хромосомы у волка, собаки и шакала, "волчья версия" стала преобладающей в зоологических кругах. Оказалось, что у собак и волков по 78 хромосом, а у шакала - всего 74. Число и структура хромосом - показатель, специфичный для каждого вида животных. Пусть даже собаки и шакалы способны давать плодовитых гибридов (правда, только в искусственных условиях), все же четыре "лишние" хромосомы отрицали "след шакала" в собачьем происхождении.
Но были ли волки непосредственными предками собак или они всего лишь их ближайшие родственники, восходящие к общему, ныне уже вымершему пращуру? Ни морфология, ни этология, ни палеонтологические изыскания не давали ответа. К концу XX века в решение вопроса о происхождении собак включилась молекулярная генетика: не так давно американский исследователь Роберт Вэйн провел серию работ по изучению митохондриальной ДНК среди собак различных пород, динго, шакалов, койотов и волков более чем из 20 популяций.
Что такое ДНК и какую роль она играет в наследственности, большинство наших современников себе представляет (хотя бы приблизительно). А вот что такое митохондриальная ДНК? Митохондрии - это структуры в цитоплазме живой клетки, выполняющие роль "энергетических станций". Замечательны они тем, что имеют собственный генетический механизм - свою персональную ДНК, изолированную от общего наследственного аппарата организма. ДНК митохондрий, как и всякая ДНК, способна к самовоспроизведению. А значит, митохондрии могут размножаться независимо от того организма, в чьих клетках они, собственно, и находятся. При воспроизведении своей структуры митохондриальная ДНК (опять-таки, как и любая ДНК) иногда допускает ошибки - мутирует. Если эти периодически возникающие изменения не оказываются фатальными для самой митохондрии и не мешают выполнению ее функций в клетке живого организма, они имеют все шансы закрепиться, то есть быть переданными последующим "поколениям" митохондрий. И не только митохондрий. Ведь и потомки того организма, чьи митохондрии оказались измененными, получат их в наследство.
Представим себе две группы животных одного и того же вида, волею судеб оказавшиеся в изоляции. Допустим, что исходно они обладают одинаковой структурой митохондриальной ДНК. Но с течением веков в каждой из этих популяций станут накапливаться свои изменения в митохондриальной ДНК, и чем дольше эти популяции просуществуют изолированно друг от друга, тем больше они будут отличаться по структуре этого генетического аппарата. С помощью специальных методов анализа по таким различиям мы могли бы даже рассчитать примерный "возраст" наших популяций и датировать их разделение.
Что же показали исследования Вэйна?
Во-первых, подтвердилось, что родни, более близкой, чем волк, у собаки нет. Структура митохондриальной ДНК у волков и собак обладает заметными чертами сходства и куда менее похожа на те варианты, которые определяют койотов и шакалов.
Во-вторых, оказалось, что собак можно подразделить на, так сказать, "собственно собак", чья ДНК не имеет близкого сходства с волчьей, и "собак по преимуществу", то есть те породы, для которых характерны последовательности митохондриальной ДНК, крайне сходные с волчьими или вообще тождественные им. Наиболее далекими от волков в генетическом и эволюционном смысле оказались динго, а также собаки-парии - например, басенджи. Новогвинейские "поющие" и австралийские динго, хотя исследователи порой и приписывали им совершенно различное происхождение, оказались гораздо ближе друг к другу, чем к какой бы то ни было породе собак. На первый взгляд, кажется странным, что в породах, которые традиционно считаются "древними" или "примитивными", не было обнаружено "волчьих" структур митохондриальной ДНК. Вариант ДНК, весьма близкий к волчьему, был найден только у старинных пород скандинавских собак: шведской серой и норвежской лосиной. Куда более отдаленное сходство с волчьими ДНК показывают сибирские и аляскинские лайки (хаски) - такое же, как... эрдельтерьеры и ризеншнауцеры. А вот самая что ни на есть "волчья" митохондриальная ДНК обнаружилась у таких собак, как немецкая овчарка, бассет, бульдог, той-пудель, ирландский водяной спаниель, ретривер... Выходит, с генетической точки зрения пудель ближе к волку, чем ездовая лайка!
На самом деле общая тенденция выглядит не столь уж странно: чем раньше образовалась порода и чем дольше она развивалась в изоляции, тем дальше структура ее митохондриальных ДНК "ушла" от предкового типа. И тем менее структура этой ДНК похожа на таковую у современных волков. Отсутствие непосредственно "волчьих" структур ДНК у хаски кажется удивительным, так как случаи скрещивания волков с ездовыми лайками описаны не только Джеком Лондоном (который, каким бы замечательным писателем не был, все-таки не зоолог), но и различными исследователями - например, Фарли Моуэтом.
Тут надо заметить, что митохондриальная ДНК передается только по женской линии, то есть через самок. Сперматозоиды, состоящие из клеточного ядра, хвоста и белковой оболочки, никаких митохондрий новообразованному организму передать не могут. А вот яйцеклетка обеспечена полным набором митохондрий материнского организма. Стало быть, даже у прямых потомков от скрещивания волка с сукой лайки будут обнаруживаться только "собачьи" структуры митохондриальной ДНК, а от скрещивания волчицы с ездовым кобелем - только "волчьи". Тем не менее, отсутствие "волчьих" структур ДНК говорит о давнем происхождении и "самостоятельном" развитии ездовых пород - люди привели их предков на Север с собой, а вовсе не выводили собак каждый раз заново на новом месте. Особенно показательны в этом отношении эскимосские ездовые собаки: уникальные структуры ДНК из их митохондрий обнаруживают сходство не столько с волком, сколько с динго и свидетельствуют о многих веках изолированного развития породы. Да и ДНК аляскинских хаски демонстрирует отдаленное сходство с ДНК не юконских, и даже вообще не американских, а европейских волков. Во многих породах собак "гуляют" одновременно несколько вариантов строения митохондриальной ДНК, по большей части "собственно собачьих". Подобное изобилие вариантов - отдаленное наследие метизации, межпородных скрещиваний. Присутствие "волчьих" вариантов ДНК в тех или иных породах также говорит, скорее, не о позднем создании этих пород непосредственно из волчьих популяций, а о случаях повторной гибридизации "собственно собак" и волков.
На первый взгляд, неожиданно среди "волчьих родственников" выглядят мексиканская голая собачка и афган. Что касается первой, то среди представителей этой породы встречаются три "собачьих" варианта организации ДНК и один "волчий" - тот же, что у немецких овчарок или пуделей. Казалось бы, мексиканская голая собачка - порода древняя. Но правильнее было бы сказать: мутация древняя. Скорее всего, индейцы ни с какими волками голых собак не скрещивали, да и митохондриальная ДНК такого типа встречается только у европейских волков. Однако от времен ацтеков до выделения мексиканской голой собаки в современную культурную породу со своим стандартом прошло несколько веков. Вряд ли испанские конкистадоры и мексиканские крестьяне особенно заботились о чистоте этой породы. Наверняка голые собаки скрещивались с самыми разными, породистыми и беспородными собаками, привезенными европейскими переселенцами.
Восстановить историю афганских борзых не так просто: похоже, большинство заводчиков этой породы свято уверены в том, что она не подвергалась метизации со времен египетских фараонов. Во всяком случае, редкая статья об афганах (да и о любых борзых) обойдется без упоминания о египетских фресках. То, что современный афган не больно-то похож на борзоподобную собаку с этих самых фресок, поклонников древней породы мало смущает. В какой-то мере они правы: и длинная шерсть, и висячие уши афгана, эти типичные "мутации одомашнивания" могли возникнуть уже внутри группы борзых. Но возникнуть-то они могли, да только непонятно, как эти признаки в породе закрепились: особой пользы ни длинная шерсть, ни висячие уши рабочим качествам борзой не приносят. Могли, конечно, эти гены закрепиться в малочисленных изолированных популяциях - но это уже из области догадок.
Более правильной кажется гипотеза, выдвинутая Л.П.Сабанеевым: вислоухие "восточные" борзые получились в результате метизации борзых африканского происхождения "с туземными длинношерстными и длинноухими горными собаками". От этих-то последних к ним вполне могли перейти и "волчьи" варианты митохондрий.
А насколько вообще можно доверять анализу митохондриальной ДНК при реконструкции истории той или иной собачьей породы? Попробуем посмотреть на него несколько с другой точки зрения. Например, один и тот же тип организации митохондриальной ДНК характерен для пиренейского мастифа и для ирландского волкодава. Вроде бы породы неродственные, да и обитают отнюдь не рядом. Однако заглянем в их прошлое. Пиренейский мастиф при ближайшем рассмотрении истории породы оказывается не вполне пиренейским и уж совсем не мастифом, а родственником венгерских овчарок - комондоров и кувачей. В Пиренеи подобные собаки были завезены вроде бы в Средние века. Интересно, но к Ирландии и к волкодавам отношения не имеет. Ирландский волкодав - порода, которую принято считать древней: дескать, еще Страбон и Силий в I веке писали об "огромных борзых кельтов". Но современный-то ирландский волкодав - порода по большей части реконструированная, возвращенная в XIX веке почти что из небытия. Восстанавливали ее на основе скрещиваний немногочисленных ирландских волкодавов с их шотландскими родственниками - дирхаундами и немецкими догами. А к дирхаундам, брудастым шотландским борзым, в конце XVIII века для увеличения роста интенсивно приливали кровь... пиренейских горных собак, этих самых "мастифов"! Так что все правильно, вполне может у ирландского волкодава и пиренейской собаки быть общая структура ДНК.
Если судить по количеству изменений, накопленных митохондриальными ДНК собак и волков, пути этих видов разошлись около 135 тысяч лет назад. Это, казалось бы, противоречит данным археологии, определяющей "возраст" собак всего-навсего в 14 тысяч лет. Но все дело, очевидно, в том, что ранние собаки наверняка не отличались от волков по своей морфологии! А кости волков (или уже собак?) вместе с костями первобытных людей обнаруживают даже в слоях, относящихся к раннему плейстоцену - это чуть ли не 400 тысяч лет назад.
Похоже, что "четыре лапы ступают вслед" человеку куда дольше, чем мы предполагали…
 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:49 PM | Сообщение # 7
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
ИЗ ГЛУБИНЫ ИСТОРИИ ЗАПАДНОСИБИРСКОЙ ЛАЙКИ НА УРАЛЕ.

Лайки – древнейшая породная группа охотничьих собак. Вообще, по мнению ученых, одомашнивание собаки произошло в эпоху мезолит, т.е. примерно 12 – 15 тысяч лет назад. Существуют две версии приручения (одомашнивания).
1.«Добровольное», т.е. предки собак, живя вблизи человеческого жилья, питались остатками пищи и постепенно приручались.
2. «Принудительное», т.е. человек брал щенок и приручал к себе, к жилью.
Процесс одомашнивания длился значительное время. Первоначальное (первобытное) применение собаки, бесспорно, - добыча крупных животных. Мотивом охоты была добыча мяса и шкур. Пушной зверь, думается, не представлял интереса, т.к. мясо куньих не вкусное, а шкурой и плеча не накроешь.
Многие тысячелетия шла эволюция собаки рядом с человеком. Обратим внимание на собаку таежных зон Евро-Азиатского континента. Интерес у северных народностей к добыче пушного зверя появился, видимо, пару тысяч лет назад с проникновением булгар (не путать с болгарами) в Предуралье и вызовом пушнины в Иран и Византию. С 11 века нашей эры к пушным богатствам Урала и Сибири стали добираться новгородские ушкуйники.
После похода Ермака в Сибирь вогулы и остяки уже повсеместно платили ясак. Это обеспечивало поступление баснословного количества меха в казну (Москву). Для примера: в начале 17 века ясак устанавливался в расчете 5 – 22 соболиных шкуры на человека. Тут, как говорится, и ленивый был вынужден охотиться. Спрос на пушнину у северных народностей способствует разведению лаек мелочниц, хорошо работающих по белке и куньим. Благополучие и материальное положение семей таежных аборигенов на много веков переходит в зависимость от удачливой охоты на пушных зверей. Но не следует думать, что манси и ханты вдруг стали вегетарианцами. Конечно, они также продолжали добывать лосей, глухарей и роль добычи мяса с лайкой не уменьшалась.
На следующем историческом этапе, более близком к нам, Урал и Сибирь населяют русские. А с 17 века идет бурное горно-заводское освоение Урала и Сибири. Поскольку охота с лайкой для такого населения не являлась главным источником существования и носила более спортивный характер (по трудам Г.И.Демидова, лучшие зверовые лайки оказывались у таковых). И действительно, достаточно вспомнить известных охотников с лайкой конца 19 века Ширинского-Шихматова, Нарышкина Д.К., Лялина, Федорова Н.Л., которые в зависимости от материальных возможностей держали от 3-5 до сотник лаек для охоты на лося, медведя и т.д.
Первые литературные упоминания о лаечниках и лайках Урала можно встретить в трудах Д.Н.Мамина - Сибиряка. Он писал, что хороших зверовых лаек держат Чусовские вогулы в дер. Коптяки. Кто не помнит из школьной программы повесть уральского классика "Зимовье на Студеной" с действующим лицом вогульской лайкой "Музгарко".
В Екатеринбурге в конце 19 века был известен охотник Г.О. Бреверн с лайками Нарым и Чулым, "склонными работать по зверю" (умер в 1909 г.). В деревне Палкино был известен лаечник Митрофан Романович Кузьмин, его лайки считались мелочницами.
В трудах Г.И.Демидова есть упоминание, что в начале века хороших лаек держал слесарь Гуляев на Визе, там же упоминается о мансийских лайках с "красивыми точеными головами" "Чайке" и "Язве", вывезенных с р. Лозьвы Ф.Ф.Крестниковым.

К началу века в Екатеринбурге было мало охотников, кто бы не держал лайку. Но отношение к ней было пользовательское. По выражению А.Т.Войлочникова, она считалась "мужицкой" собакой. И поэтому лайка не афишировалась. Да и лайкой называть стали ее только в городах. А так, собака и собака. Даже сейчас в Северных районах области она называется собакой. Есть такая притча: У таежного жителя спросили: "Есть ли в озере рыба?" На что абориген отвечает: "Нет, рыбы нет, только щука." Так же охотники тех времен, за охотничью собаку считали: легавых, гончих и т.п., но не лаек.
У известного в кругу лаечников В.С.Зубарева есть старая охотничья книга, написанная еще через "ять". На внутренней обложке этой книги, рукой специалиста по охотничьим собакам, а в 1927 году по заданию Уралохотсоюза, обследовавшего лаек Урала и Сибири, написано: "Белка повязана с Соболем 22.11.15 г,, повторно повязана 27.11.15 г. с Бураном Бабиндева." Запись привожу на память, дословность не гарантирую, но смысл сохранен, т.е. вязали кого и с кем попало и даже с разными кобелями.
В начале века, по воспоминаниям Ф.Ф.Крестникова, большой урон поголовью лаек нанесла гражданская война и последовавшие голодные годы 1920-22 г. г. Крестников писал, что в виду невозможности прокормить, уничтожались прекрасные лайки. Это имело место и в городах и в местах коренного обитания лайки.
В январе 1925 г. впервые в Екатеринбурге и в истории края проводится выставка охотничьих собак, где особое внимание уделялось лайке. Были учреждены специальные призы для лаек из промысловых районов. Поэтому неудивительно, что среди 18 лаек в рингах можно было встретить рядом и городских, и из глухих промысловых районов собак.
Вообще, первая выставка собрала многих, ставших легендарными, лаек. Достаточно сказать, что на выставке были зверовые лайки двух известных лаечников Урала: Никиты Лаврентьевича Федорова из Нейво-Рудянки и лесообъездщика Степана Федоровича Щербакова, добывшего 78 медведей, из Монетной. Оба держали гнезда зверовых лаек. Две собаки из гнезда С.Ф.Щербакова были на первой выставке. Ставший легендой, "Красавчик" Щербакова С.Ф. на выставке был. Красавчик – серого окраса, по описанию судьи Ф.Ф. Крестникова, был осенист, голова и морда в шрамах, одно ухо надорвано, но держался на ринге с достоинством. О гнезде С.Ф. Щербакова рекомендую прочитать в книге Г.Г.Сосновского "На медведя". Не все, видимо, найдут возможным прочитать ее, поэтому скажем коротко, что Сосновский увез "Красавчика" в 1925 г. в Карелию, где занимался охот.устройством и продолжал добывать с надежным помощником лосей и медведей. А потом, лишившись его, долго не мог найти ему замены и, в конце концов, был вынужден ехать специально на Урал за зверовыми лайками. И только из двух щенков, увезенных с Северной Сосьвы, вырастил зверовых собак.
В ринге сук первой на золотую медаль прошла темно-серая "Тавда" Демидова Г.И. от собак Щербакова С.Ф. От этой суки пошла женская линия, дошедшая до наших дней. На первой выставке был представлен лосятник «Сомко» Н.Л.Федорова из Нейво-Рудянки. Это был достаточно рослый мощный кобель, белого с серыми пятнами окраса. Н.А.Федорова щенки приобретались по области и даже в центральные области России. Продолжателей этой линии держал Ф.Ф.Крестников. До предвоенных и первые военные годы можно было встретить этих лаек в Свердловске. Сомко вместе с призером первой выставки 1925 «Приятелем» Серегина К.С. в 1926 был делегирован на Московскую выставку. Держал лайку из гнезда лаек Федорова и Г.Н.Демидов. Но с современными западно-сибирскими лайками родство лаек Федорова сейчас документально не подтверждается. Не исключается, что более тщательные исследования могли бы найти факты подтверждающие генетическую связь наших западно-сибирских лаек с гнездом лаек Федорова, т.к. племенное использование этих кровей было очень широкое в течении 15-20 лет.
Из гнезда зверовых лаек из Кушвы на первой выставке была "Муха" Долматова, происходящая от серого "Пикара" Крестникова и белой "Тундры" Трубина Б.Н. "Муха" Долматова войдет в одну из линий свердловских лаек через ч.Грозного 69/рксте, являющегося по матери дедом известного "Таежника" Бахарева В.Д. ("Таежного" "Красная Звезда")
На первой выставке в ринге сук второй с наградой Б.С.М. прошла "Гекта" Топоркова А.П. В ринге кобелей с наградой на Золотую медаль прошел "Приятель" Серегина К.С. белый кобель с серыми ушами. От "Приятеля" Серегина и "Гекты" Топоркова в 1926 году был получен помет. Из полученных щенков был в последствии широко известен Остяк Каменева В.П., он прочно вошел в породу западно-сибирских лаек через ч.Грозного 69/ркстс. Мужская линия Приятель Серегина – Остяк Каменева прослеживается до 80-х годов в Свердловской области. Достаточно вспомнить Мукса УРВОО и породное потомство от него в послевоенные годы.
Отклики на выставку последовали сразу. В журнале Уральский Охотник, известные охотники и любители лаек тех лет единогласно признавали, что эта выставка стала отправным моментом культурного разведения лайки.
Большую, неоценимую просветительскую работу среди рядовых охотников несли первые судьи. Первым судьей, имеющим непревзойденный авторитет среди охотников, был Ф.Ф.Крестников. Доверие к нему, как судье поддерживалось его успешной охотой на медведя и лося. Постоянным участником и организатором мероприятий по экспертизе и полевым пробам был близкий помощник Крестникова, Анатолий Маврикиевич Сарафанов. Одним из первых судей и первым председателем подсекции лаек в Свердловске был Борис Николаевич Беренов. Первым судьей был Бронислав Викторович Туржанский.
В непосредственных встречах с охотниками, через печатные органы энтузиасты разведения лайки критиковали невежество, бытовавшее тогда среди простых охотников, потребительское отношение к помощнице на охоте. Пропагандировали передовые методы и научные разработки в секции охотничьего собаководства. Есть ли процесс самой охоты с лайкой, уровень требования к рабочим качествам лайки на Урале среди охотников был высок, то столь же низко и невежественно было понимание правильной заводской селекции лайки.
Судьи тех лет, возвращаясь с выставок и обследований лаек из глубинок, писали, что на вопрос: «От кого происходит ваша лайка?» охотник отвечает: «От моей же суки». На вопрос судьи: «А кто ее отец?» следовал злой ответ: «А что я караулил или за хвост держал?!». Но отметим, что для отбора породных рабочих лаек на Урале в те годы «тандем» создался хороший: грамотные энтузиасты и знающие охоту с лайкой простые охотники.
В те годы большая роль в экономике страны ложилась на продажу пушнины в капиталистические страны. Пушнина пользовалась постоянным спросом. Судьями разьяснялось значение кровной лайки в добыче пушнины. Бутурлин приводит пример, когда на Лондонском пушном аукционе черный соболь был продан за 20 тысяч рублей – это стоимость нескольких килограммов золота. Крупнейшие охотничьи обьединения занимающихся заготовкой пушнины: Всекохотсоюз, Уралохотсоюз, Сибохотсоюз были кровно заинтересованы в сохранении и улучшении лайки. «Истинно народная собака» (Крестников) на выставках и полевых пробах обретает привилегированное положение. В 1926г. в Екатеринбурге проводятся полевые пробы лаек на злобу по медведю. Судьями были: Крестников Ф.Ф., Суханов П.Ф., Сарафанов А.М.
Достаточно крупного медведя на цепи привязывали на лесной поляне к большому пню. Судейство носило описательный характер. Лаек делили на 2 группы: «Бывших» и «Не бывавших», т.е. лаек с которыми уже охотились на медведя и наоборот. Владельцам разрешалось подтравливать своих питомцев. Разрешалось напускать на пробу, как в одиночку, так и пару лаек.
На первых пробах лучший был «Шагистый» Мякотина из под Надеждинского завода (ныне Серов). Не плохую злобу и смелость показал второй кобель Мякотина – «Бодрый». Мякотины славились в своем крае как зверовщики.
На вторых пробах судейство проводилось по 40 балловой системе, разработанной Крестниковым. Из 30 лаек лучшим оказался Кардон Парамонова. До пробы на злобу и смелость Кардон был на выставке под судейством Крестникова Ф.Ф. и был признан мало типичным для промысловых лаек Урала. Несмотря на занятое 1 место на пробах, Кардон Парамонова в породу западносибирских лаек от Урала не вошел потому, что бескомпромиссное судество тогдашних судей Свердловска было гарантом отбора высокородного материала для первых заводских линий. Лайки Шагистый и Бодрый в породу (по неизвестным причинам) тоже не вошли. Но они все, в том числе и Кардон Парамонова, были мерилом рабочего досуга для лаек, отбираемых как племенной материал.

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:53 PM | Сообщение # 8
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
В конце 1926г. в Свердловске любители охотничьих собак обьединяются в кооперативное товарищество кровного собаководства, где во главу угла ставилась подсекция лаек с задачей разведения высокопородных (тогда называлось типичных) лаек, с проверкой их качества в лесу. Первым председателем секции лаек избирается Б.Н.Беренов. Он же один из первых судей по лайкам на Урале (репрессирован). Высокопородные, получившие награды, лайки брались под наблюдение секции лаек. С владельцами гнезд заключались контракты на приобретение у них щенков. На всех лаек, независимо от происхождения, заводились карточки с подробным описанием статей и сведениями о наградах.

Первые племенные линии в Свердловской области складывались от вышеупомянутых лаек Федорова и Щербакова. Были на выставках потомки Приятеля Серегина К.С. и Гекты Топоркова. Цапка Сарафанова А.М. считалась одной из лучших лаек Свердловска и области. До военных лет потомки Цапки имелись в руках многих охотников Свердловска и области.

Начиная с 1926г. Свердловская подсекция лаек при поддержке Уралохотсоюза периодически делегирует лучших лаек на Московские и Всесоюзные выставки, где они постоянно занимают призовые места. В 1928 году были делегатами Сомко Федорова Н.Л. и Приятель Серегина К.С. Лайки с Урала вызвали жаркие споры среди участников выставки. Дело в том, что судья Ширинский – Шихматов А.А. не мог определить к какой разновидности отнести лаек с Урала, хотя и дал им высокие награды. В последствии известный хирург, писатель, а тогда слушатель лекций по охотоведению С.В.Лобачев писал восторженно об Уральских лайках в журнале «Рыболов-охотник Вятки», там был помещен снимок Приятелея Серегина К.С.

В конце того же года, на 3-й Московской выставке, Свердловские лайки – белый Белко, серорыжая Пальма и сын Приятеля Серегина белый с черной головой Остяк Каменева В.П., заняли все призовые места.

На первой Всесоюзной выставке 18-21 мая 1928 года от Свердловска были: "Мильтон" Долматова А.В., "Остяк" Каменева В.П,, "Цапка" Сарафанов А.М., "Тайга" Шмидта, "Барон" Бабинцева. О каждой из этих лаек следует рассказать отдельно. Бесспорными лидерами и украшением рингов были лайки из Свердловска, но первым был поставлен Мишка Всекохотсоюза.

В 1929 г. на третьей Всероссийской выставке в Москве были три лайки из Свердловска. Судили Эмке и Пупышев. В ринге победителей вторым был "Леший" Шмидта А.О. В ринге сук, Свердловская "Пурга" Глушкова К,В. прошла третьей. Но интересно это судейство тем, что "Мишка" Всекохотсоюза, ранее бывший , первым, здесь уже был поставлен шестым. Учитывая, что ринги были там немногочисленны, это очень большой разброс в определении места в ринге. К чести свердловчан, большинство лаек, делегируемых из Свердловска в Москву, составили Золотой фонд создания западносибирской лайки. Сохранившиеся фотографические снимки первых призеров Свердловских рингов говорят об очень высоком породном уровне их. Прекрасны "Мильтон" Долматова, "Барон" Бабинцева, "Приятель' Серегина, "Цапка" Сарафанова, "Белко" Н-ского полка. Сохранилась и небольшая фотография "Мишки" Всекохотсоюза, который иногда в рингах ставился впереди Уральских лаек. Вообще двадцатые годы были годами бурного роста популярности лайки. О лайках стали писать рассказы, статьи.

В журнале "Уральский охотник" стали публиковаться статьи и рассказы об охоте с лайкой Сарафанова А.М., Крестникова Ф.Ф. Писали рассказы даже простые полуграмотные охотники. Интересен рассказ сына Н.Л.Федорова – владельца лосятника "Сомко". Рассказ называется "Пара быков". Конечно, героем этого рассказа был лосятник "Сомко". Отчеты о проводимых мероприятиях с лайками всегда публиковались в журнале.

Двадцатые годы это время выхода лайки на выставочные павильоны, время когда она, подобно золушке, превращается в принцессу бала. Нельзя обойти и такой факт, ставший большим событием в кинологической жизни того времени. В 1925 г. в Москве состоялся первый Всесоюзный кинологический съезд. От Свердловска был делегирован очень эрудированный, тонкий знаток охоты, с легавыми и гончими – Остроухов С.Н. По какой причине не было с Урала представителей "народной собаки" история умалчивает. А впрочем, сьезд решал много организационных вопросов. Было масса вопросов по породам легавых, гончих, борзых. Съезд длился с 1 по 5 декабря. На нем лишь поднимался вопрос о составлении стандарта" на существующие отродья лаек". Но эта задача была в то время невыполнима. Нужно было обследовать лаек на огромной территории Евро-Азиатского севера. Нужно было составить реестр лаек в городах у охотников любителей, наконец: нужно было сломать стереотип понимания массы надуманных – вотских, соетских, старокарельских и других несуществующих пород. К примеру: к этому времени по версии МД Дмитриевой-Сулимы, существовали породы лаек с висячими ушами. Мало того, таких вислоухих "лаек" госпожа Дмитриева-Сулима "поселила" на страницах своей книги ни мало ни много, между Пермской и Тобольской губерниями, ведь это родина манси с их знаменитыми лайками. Слава богу, хоть в рингах так не судили первые судьи, а то бы имели мы сейчас две разновидности лаек – с висячими ушами и стоячими ушам!

Двадцатые годы – это годы, когда в крупных городах России стали в рингах появляться лайки. Лайки выставлялись в Ленинграде, Казани, Калинине, Иваново, Молотове и т.д. Но происхождение их может привести в легкое недоумение современного лаечника. В каталогах тех лет значится – вывезен из Колымы, вывезен с острова Канин, Таймыр, т.е. по принципу – чем дальше от центра, тем лучше. Происхождение Мишки" Всекохотсоюза так же настораживает: Обдорск (ныне Салехард), там уже лесотундра и лаек там много длинношерстных, или, как их сейчас именуют, оленегонных.

Крови "Мишки", "Тайги" и "Белки", все от собак доктора Пузевича из Обдорска, легли в основу первых линий московского очага лаек. Эти же крови разводились в Иваново, Горьком до военных лет. Только ввоз лаек с Урала и Обского бассейна в послевоенные годы сильно потеснил их и растворил, Тем не менее, глубоко разбирая родословную лаек московской селекции, можем обнаружить крови "Мишки" Всекохотсоюза. Поскольку тема нашего рассмотрения более узкая, вернее о лайках Урала и Свердловска, вернемся к ним.

В двадцатые годы, при свердловском товариществе кровного собаководства создавалась линия уральских лаек, легших в основу западносибирской лайки. Эти крови тянутся от лаек представленных на выставке 1925 г. «Гекта» Топоркова была была лидером первой выставки под судейством Ф.Ф.Крестникова. На золотую медаль прошел «Приятель» Серегина К.С.. От этой пары получили белого с черной головой «Остяка» Каменева В.П., ставшего одним из основных производителей в Свердловске в середине 20-х годов.

От «Остяка» Каменева и «Мухи» Долматова была получена «Вьюга» Казачкова. «Муха» в свою очередь происходила от зверовых лаек из г.Кушвы серого «Пикара» Крестникова и белой «Тундры» Трубина Б.А. Происхождение «Пикара» и «Тундры» неизвестно. «Пурга» Казачкова в паре с белым «Мильтоном» 1921 г.р. из Никито-Ивдельского округа в 1930 году дали первого чемпиона породы «Грозного» 69/ркстс.

В конце двадцатых и начале 30-ых годов Уралохотсоюз проводят экспедиционные обследования выводки лаек по Уралу и Обско-Иртышскому бассейну. В 1927 году обследования проводил Беренов Б.Н., в 1931-32 гг Туржанский Б.В. (описано около 1500 голов). Много выставок по Уралу проводил (судил) Ф.Ф.Крестников.

Росла и крепла Свердловская школа судей.

В начале 30-х годов с мощной плановой индустриализацией страны меняется и экономическая политика страны. Закрываются сильнейшие охот.объединения Всекохотсоюз, Уралохотсоюз. Охотничье собаководство передается в комитет по делам физкультуры и спорта. Это был большой удар успешно начатому разведению заводской лайки. К началу 30-х Уралохотсоюз держал небольшой питомник лаек. Влияние на формирование предков современных западносибирских лаек он не оказал. Лайки эти перешли в ведение Свердловского клуба служебного собаководства. Клуб был одним из самых больших и значимых в стране. Лайки в Клубе применялись как ездовые собаки для развозки кормов по дворам для служебных собак. Интересен факт организации и осуществления пробега на упряжке лаек по маршруту: Свердловск – Магнитогорск – Свердловск и второй от Свердловска до Москвы. (обратно лайки вернулись поездом). Говоря о деятельности клуба и влиянии его на охотничье лайководство, в Свердловске отметим, что здесь работал инструктором Григорий Степанович Шестаков – заводчик гнезда прекрасных лаек. Он первый открыл 'Грозного 69", купив его у охотника Горохова, в последствии "Грозный 69" принадлежал клубу. Шестаков Г.С. возил "Грозного 69" (вместе с дочерью "Грозного" "Тайгой" Преснякова) в г.Иваново, на Всесоюзную выставку служебного собаководства.

В конце 30-х годов из гнезда лаек Шестакова приобретается в Москву «Ойра». Эта "первая ласточка", когда московские лаечники начинают пожарным порядком улучшать лаек "с Острова Канин" Уральскими лайками.

Но вернемся чуть назад, к середине 20-х годов. К этому времени назрела проблема определения рабочих качеств лаек на лесных испытаниях. В журнале "Уральский Охотник" по предложению А.М.Сарафанов начались полемика по правилам испытаний лаек по мелкому пушному зверьку. В разработке правил приняли участие авторитетные биологи, ученые, охотники: проф. Благовещенский, Бутурин, Смирнов, Ливеровский, Крестников, Клер В.Л., Белоусов В.И., Долматов. С появлением лайки на выставках с середины 20-х годов возникла проблема классификации массы всевозможных лаек.

В предреволюционные годы до середины 20-х годов в центральной России судьей и авторитетом по лайке был А.А Ширинский-Шихматов. Его питомник охотничьих собак, в основном лаек, превышал сотню голов. Им предпринимались неоднократные попытки классификации лаек по отродьям. Но описания признаков отродий делались, по имеющемуся поголовью лаек, в его питомнике, а не на основе изучения лаек в местах их коренного обитания. И поэтому были не совершенны. У очень близких отродий мансийских (вогульских) и хантыйских (остяцких) лаек, он, желая найти отличительные черты в статях, порой противопоставлял друг другу. Если мансийскую разновидность он видел высокопередой, хантыйскую наделил высокозадостью, где крестец был выше холки аж до 2-х см. Бесспорность этого сомнительна. Далее первую он видел «с богато одетым плечом", тогда как "изящной и короткошерстной" – видел остяцкую.

После смерти Ширинского-Шихматоав (1926г.) в Москве, Ленинграде лаек судили все разновидности в одном ринге или по усмотрению судьи в разных рингах. Нередко одна и та же лайка год была вогульской, а следующий год она становилась остяцкой и т.д. Были даже лайки, которых представляли «Мансийская лайка вогульского типа». Многие передовые лаечники сетовали на такой разнобой в толковании типов (т.е. пород, отродий). В Ленинграде по предложению проф.Смирнова Н.А., лаек делили на два типа – «зверовой и промысловый». При отнесении к тому или другому типу не бралось во внимание из какой географической зоны вывезена лайка, а ориентировались только на рост и костяк. При классификации фенотип превалировал над генотипом. Ошибочность теории заключалась в том, что автор полагал, что предками лаек были несколько видов псовых: волк, шакал, лиса и т.д. (Полифелия – многообразие исходных форм). Эта теория не нашла признания среди кинологов.

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 1:01 PM | Сообщение # 9
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Значительно лучше обстояло дело в Екатеринбурге. Лайки, привозимые из промысловых районов, были довольно породными. Подсекия лаек взяла на себя ведение карточек на лаек получивших награды за породность. В те годы официального звания судьи (до 1939г) по охотничьим собакам не было. Первым знатоком среди охотников заслуженно считался Ф.Ф.Крестников. Думается, что Заслуга Крестникова в породообразовании западно-сибирской лайки еще ждет своего осмысления и признания. Поскольку он в 1937 г. был репрессирован, его имя постоянно умалчивалось и постепенно предавалось забвению. Его манеру судейства, его терминология описания портрета лайки, его высказывания были в последующем заимствованы уральскими экспертами, но все реже и реже при этом упоминалось его имя. Судил (имеется в виду экспертиза породности) Крестников жестко, бескомпромиссно, но справедливо. Многие могли быть недовольны судейством Крестникова: не мало собак приводимых в ринг оставались без награды и признавались не пригодными как племенной материал. Для примера вспомним его экспертизу в 1927 году в Ленинграде, куда он был приглашен.

Лаек тогда на Ленинградских рингах демонстрировалось примерно такое же количество, что и в Свердловске. Но лайки в Ленинград завозились со всех дальних окраин СССР, от Камчатки до Шпицбергена, Многих фавритов, имеющих высшие награды Ленинградских и Масловских выставок, Крестнииов признал нетипичными и малопородными, чем вызвал большое недовольство лайковедческой элиты тогдашнего Ленинграда. Судил в эти же Крестников и в Перми, но наши близкие соседи очень тепло отзывались о Крестникове, хотя последний не восторгался и не исходил дифирамбами об увиденных лайках. Высокие требования Крестников предьявлял и к рабочему досугу лайки. Он полагал, что чистых типов (отродий) мансийских, хантыйских, зырянских лаек не сохранилось, и что они на Урале «представляют смешанную расу», которую он назвал «Уральская лайка». В 1930 году он написал очень подробный, понятный стандарт «Уральская лайка». По сути это мало чем отличающийся стандарт западносибирской лайки.

Благодаря этому лайковедение на Урале было ориентировано на много лет вперед на разведение высоко-экстерьерных лаек.

Крестников писал в статьях, что голова уральской лайки в идеале должна походить на голову молодого волка.

Жизнь Крестникова оборвалась в 1937 году при сталинских репрессиях.

Судьей по лайкам был Сарафанов Анатолий Маврикиевич, им написано много статей, очерков, рассказов о работе лайки. Он был блестящим организатором всех мероприятий: выставок, полевых проб, проведений обследований лаек. Сарафанов первый предложил провести испытания лаек по мелкому пушному зверьку и медведю. Он держал легавых, лаек. Из лаек наиболее знаменитая была «Цапка», в 1924г. привезенная из Таборинского района. Говоря о лайках из Таборинского района, нельзя упустить возможность рассказать о «Соболько» Распутина Якова Дмитриевича из деревни Слобода.

Соболько серо-бурый 1920г.р. На третьей уральской выставке, под судейством Крестникова, он прошел первым на золотую медаль и отнесен к вогульской разновидности. А знаменит он был не тем, что получил золотую медаль (хотя эти награды были очень редки), а своим рабочим досугом и тем, что спас хозяина от смерти. Дело было так: осенью, выслеживания куницу, Распутин наткнулся на берлогу и был подмят довольно крупным медведем. Выстрелить охотник не успел, зверь сильно покалечил руку и не давал возможности выхватить нож. Жизнь охотника была близка к трагическому завершению, но на шум прибежал "Соболька", который распутывал в тумане ночные наброды куницы. Сильными покусами и злобным лаем "Соболька" отвлек внимание медведя на себя, тем самым дав возможность хозяину собрав силы убить зверя из валявшегося тут же ружья. Сильно покалеченный Распутин был госпитализирован в Свердловск. Здесь его навещали городские охотники, с которыми быстро завязалась дружба. Охотник долго лечился, выздоровел, но глубокие шрамы на лице и покалеченная рука остались напоминанием о трагедии в лесу.

О 20-30х годах можно вспоминать многое. После ликвидации Уралохотсоюза (1932 г ) прекращается издание в Свердловске журнала "Уральский охотник". Это было большой потерей для лайководства на Урале. К концу 30 х. годов резко сокращается издание охотничьей литературы. Но приближались еще более тяжелые времена сталинских репрессий. В 1931 году были арестованы Крестников, Сарафанов, Суханов П.Ф., Беренов Б.Н.- ведущие судьи Свердловска. Приведение полного списка энтузиастов лаечников Свердловска и Свердловской области, подвергшихся репрессиям, можно было бы продолжить. После ареста вскоре все они были расстреляны. Началась Великая отечественная война, унесшая жизни многих лаечников Свердловска и Свердловской области. С начала войны ушли на фронт Шестаков Г.С. и Силантьев В.С., начинающие судьи. Ушел на фронт молодой электрик гостиницы "Центральная" Замятин В.П., владелец "Буяна" – отца "Таежника", и унес с собой тайну происхождения "Буяна". Многие "счастливцы" вернулись калеками. Да, что там люди? И собак брали в действующую армию. Из Свердловской области было мобилизовано в действующую армию огромное количество собак, в том числе и лаек. Из армии некоторые лайки истощенные, с потертостями до мяса от упряжных ремней, с ранениями, попадали обратно в Свердловск на лечение к хозяевам. В военные годы в г. Туринск Свердловской области были дислоцированы два питомника Центральной школы дрессировщиков служебных собак ордена "Красной Звезды" – далее "Кр.Звезда" и Центральный питомник заготовок животного сырья – далее З.Ж.С. Теперь коротко рассмотрим какие линии лаек к предвоенным годам имелись в Свердловске и Свердловской области. Генофонд был большой. Первые линии, которые велись с начала двадцатых годов были наиболее представительными. Мужская линия, родоначальником которой был "Мильтон" из Никито-Ивдельского округа. Белый с легкой желтизной, 1921 г. (Владелец Долматов) имел продолжение в основном через сына ч. Грозного 69/ркстс (РКСТС – думается обозначало "родословная книга Свердловского товарищества собаководов). Нужно отметить, что несмотря на великолепный экстерьер и успешные выступления на Всесоюзной выставке, Волжско-Камской в Казани, в Перьми и Свердловске, участие на пробах па медведю, "Мильтон" имел всего несколько вязок в подсекции лаек. Архивы 20 х. годов показывают, что из сыновей был известен только "Грозный", который первоначально принадлежал Горохову. Затем "Грозный" попадает заводчику отличных лаек инструктору Свердловского клуба служебных собак – Шестакову Г.С. Признание к Грозному пришло в 1932 году, тогда его владельцем был Шестаков Г.С., на выставке он получает большую серебряную медаль. А уже а 1933 году под судейством Б.Н.Беренова, «Грозный» получает Золотую медаль, что было на тех выставках довольно редко.

В начале 30 годов заводчик Шестаков делает инбридинг на Мильтона Долматова, случай как говорят беспрецедентный, но игра стоила свеч, т.к. лайки Шестакова (он в основном держал сук) были прекрасны.

При наличии в Свердловске, в начале 30гг., значительного поголовья кобелей с трех и четырех коленной родословной, Шестаков инбридируя на Мильтона видимо хорошо сознавал высокую породность его.

«Грозный 69», звание чемпиона породы получил уже в возрасте 10 лет и принадлежал тогда Свердловскому клубу служебных собак.

Разберем родословную, начиная с дальних предков, о которых история сохранила какие-либо сведения.

1. "Приятель» Серегина К.С. (прадеде по материнской линии). На Первой свердловской выставке под судейством Крестникова Ф.Ф. прошел первым на золотую медаль. В том же году был участником Московской выставки.

Был он белого окраса, с серым пятном, захватывающим уши и часть лба, О "Приятеле" более подробно мы упоминали выше. Сохранилась фотография, но качество низкое.

2. "Гекта" Топоркова А.П. была в призерах первой выставки при судействе Крестникова. Других сведений о ней не сохранилось.

3. "Пикар" Крестникова Ф.Ф. из г.Кушвы на выставках не участвовал. Довольно рослый, крепкий, серого окраса. По воспоминаниям и охот.рассказам владельца, с ним стреляли лосей и применяли при добыче закапканенного медведя, а так же при отстреле медведя на берлоге. Потомство от Пикара сохранилось мало.

4. «Тундра» Трубина Б.А. из Кушвы. Хозяин "Тундры", друг Крестникова, обычно охотились вместе. Трубин, кличка "адамыч", был горным инженером, тоже репрессирован в 1937 г. "Тундра" была белого окраса. Охотились с ней чаще в паре с "Пикаром". На фотографии, с отстрелянными 4 я медведями из одной берлоги, запечатлены (на заднем плане) Пикар и Тундра. Фотография примерно 1917 года.

5. "Остяк" Каменева В.П. 1925 г. Белый с черными ушами и частью лба. Участник выставок Москвы, Казани, Перьми, Свердловска. Участник полевых проб по медведю. Первым в рингах не ходил, но постоянно был в лидирующей группе. Имел награды Б.С.М. и М.С.М.

6. "Муха" Долматова А.В. участница первых выставок в Свердловске. Более подробных сведений на данный момент под рукой нет. Владелец "Мухи" – большой энтузиаст лаечник из Свердловска. Неоднократно учреждал на выставках личные призы для лучших лаек.

7. "Мильтон" Долматова А.В. по описанию Крестникова "белый с легкой желтизной". Неоднократно был лидером Свердловских выставок. Был делегирован в Москву на 1 Всесоюзную выставку, где получил награду Б.С.М. По архивным бумагам тех лет, "Мильтон" значится вывозным из Никито-Ивдельского округа (ныне Ивдельский район). Сохранился фотоснимок Мильтона на страницах журнала "Уральский охотник" за 1928 г. 8 "Пурга" Казачкова – мать ч. Грозного 69/ркстс. Об этой лайке, кроме происхождения, сведений пока нет. И так мы рассмотрели происхождение ч. Грозного 69, который в 30 е годы был одним из производителей в Свердловске. Он же оказывал большое влияние на формирование гнезд в городах области. К сожалению, прямых продолжателей мужской линии использовали мало и в военные годы они прекратили существование.

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 1:02 PM | Сообщение # 10
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
ч. Грозный 69" является дедом "Таежника" Бахарева ("Таежного" "Кр.Звезда") .

«Таежник» белый с крупными серыми пятнами, закрывающими голову и значительную часть туловища, что позволяло его окрас относить к серо-пегому. Родился в Свердловске, у заводчика Бахарева В.Д. в 1942 г. По воспоминаниям старых лаечников Свердловска, "Таежник" в молодом возрасте, после смотра молодняка в Свердловском клубе служебного собаководства, был мобилизован в питомник "Красная звезда" кинологом А.П.Мазовером. Отец "Таежного" – "Буян" Замятина В.П. Установить происхождение Буяна пока не представилось возможным. Известно, что Буян был белого окраса с большими рыжими пятнами на корпусе. Достаточно высокий и красивый (это воспоминания соседей, которые жили с Замятиным на ул.Куйбышева 63). Осенью 1942 г., при уборке картофеля за городом, "Буян" потерялся. Поиски не принесли положительного результата. Хозяин очень тяжело переживал. Вскоре его призвали на фронт. Через небольшое время на Куйбышева, 63 кв. 22 пришла "похоронка".

В каталоге 1939 года Областной выставки, проходившей 4,5,6 июля, записан "Гарсон" Замятина В.П. Белый, с красными пятнами, род.8.08.1938 г., происхождение не известно, По возрасту и описаниям примет Гарсон очень похож на "Буяна" Но если бы это и было так, то все равно "Гарсон" записан неизвестного происхождения. Но опять-таки указана точная дата рождения, значит, по крайней мере, мать "Гарсона" была известна. Напомним, что в те далекие годы, при записи на выставку, происхождение указывать было не обязательно. У многих экспонентов искажались клички и т.п. Замятин Василий Павлович больше ни на каких лаечных мероприятиях, ни с какой собакой не участвовал.

Мать "Таежного" – "Кукла" Бахарева, род.1.03.35 г. (ее родной сестрой была первый чемпион среди сук – "Тайга" Преснякова, а так же ее однопометным братом был "Джек" Шевелева (правильно "Арик" Швеелева М.А.) из г. Кушвы. "Джек" Шевелева приходится дедом "Симы-Красная Звезда", "Сима" родоначальница многих высокопородных западносибирских лаек, разошедшихся по всему СССР) "Кукла" происходит от хорошо известного нам ч.'Грозного 69", а мать "Куклы" Бахарева – "Пурга" Преснякова В.И., которая в свою очередь происходит от "Демона" Шабурова и "Белки" Славнина. Родители Демона Шабурова – Шайтан+Тайга, оба Шмидта Р.Б., неизвестного происхождения. Белка Славнина была известная собака в Свердловске: белая, 1926г., МСМ. Участница первых выставок. Происходила от Серко Асколова и Фингалки Асколова. Фингалка была участницей первой выставки 1925 года.

Глубокое разочарование вызывает статья московского эксперта Антонова Ю.Д., где он, исследуя происхождение современных западносибирских лаек, признает огромную роль Таежного в формировании и становлении этой породы. И в то же время Таежного преподносит как открытие московских экспертов "аборигена Свердловской области". "Таежный" – это плод блестящей работы Свердловских кинологов довоенных лет. И не только кинологов, но и простых лаечников.

В конце 30-х годов угасла линия "Сомко" Федорова Н.Л. Последний потомок "Чулым" Демидова А.Д. (Зонов С.П.) получал золотые и серебряные медали. Участник Всесоюзной выставки. Имел диплом на лесных испытаниях. Продолжателей женской линии лаек гнезда Федорова к нашим дням тоже не сохранилось, хотя одной из таких ветвей была в 20-е годы яркая представительница "Янта" Федорова Н.Л. Она имела высокие награды за породность и награду на пробах по медведю. "Тундра" Демидова Г.И. – дочь "Янты", 1925 г.р. потомства не оставила. От собак Щербакова продолжателей мужской линии в Свердловске не было, но по женской линии эти крови дошли до наших дней.

В предвоенные годы довольно представительным было поголовье лаек идущее от "Приятеля-Остяка" и т.д. В начале 40-х годов было в области около пяти сыновей "Грозного 69". Сына "Грозного 69", "Джима", а затем внука "Джека", держал свердловский лаечник Самоделкин А.И.

В 1937 г из Ивделя в Свердловск был привезен серый двух летний кобель "Бек", владелец его Иванчиков А.М. В 1938 году 14 марта от "Бека" и "Гайды" Казымова рождается "Норай" Иванчикова. Белый с большими пятнами на голове и по туловищу (серопегий). "Норай" Иванчикова М.И. (ранее и "Норай" и "Бек" принадлежали Иванчикову А.М. по версии старых лаечников Свердловска. "Бека' (Бэка) привез из Ивдельского района Иванчиков А.М., видимо, сын М.И.Иванчикова, который работал в лесоустроительных экспедициях. С начала отечественной войны Иванчиков А.М. уже не упоминается в каталогах и других документах по собаководству. Опять-таки, по не уточненным данным, сын М.И. Иванчикова был призван в действующую армию на фронт и не вернулся. Думается, не трудно найти много общего в происхождении и в судьбах владельцев "Таежника" Бахарева и "Норая" Иванчикова. Эти два выдающихся кобеля по матери имеют совершенно одинаковый набор кровей. Мать "Норая" – "Гайда" Казымова, двоюродная сестра "Куклы" Бахарева. У них один отец ч.Грозный 69/ркстс, а матери родные сестры "Ведьма" Шестакова Г.С. и "Пурга" Преснякова В.И.

Отец "Норая" - "Бек' (Бэк) вывезен из Ивдельского района, а отец "Таежника" - "Буян" Замятина В.П. считается неизвестного происхождения. Но, судя по тому, что у него известна точная дата рождения, возможно, что "Буян" происходит от Свердловских лаек, разводимых в предвоенные годы.

Начиная с первых военных лет, "Норай" Иванчикова М.И. был широко использован в воспроизводстве поголовья лаек в Свердловске. К концу 50 х. годов была масса прекрасных сыновей и внуков "Нороя". Линия "Норая" отличалась однотипностью. Потомки преимущественно были белого с серым или черными пятнами, реже светлосерого и серого окраса. Для них было характерно: сухая голова, достаточно косой разрез век и удлиненная морда (в некоторых экземплярах утрировано удлиненная морда, что у судьи Г.И.Демидова отмечалось в отчете).

Приведем лишь некоторых сыновей и внуков Норая:

1."Урал" Деревина И.И., 2. "Джек" Смирнова Г.А., 3. "Лыско" Ковач А,Ф., 4. "Мальчик" Нифонтова А.И., 5. "Норай" Петрова Г.И., 6. "Аско" Страхова В.Г., 7."Пират" Бридина П.П., В. "Лыско" Банных М.А., 9. "Корнет" Калашникова и так далее.

Эти прекрасные кобели были в рингах Свердловска как раз тогда, когда вырабатывался стандарт западно- сибирской лайки. Когда в центральной России, в Москве, питомниках Красная звезда и ВНИИЖП очень широко использовался для создания первых племенных линий «Таежный» пит." Красная Звезда". Оглядываясь назад, со всей очевидностью видишь, как было бы полезно часть этих кобелей использовать для становления породы в питомниках ВНИИЖП, Москве и других центрах, где начали бурно разводить западносибирскую а лайку. В Свердловске же эти прекрасные лайки почти не участвовали в воспроизводстве поголовья лаек. Анализ показывает, что с 50-х годов в Свердловске, при большой генетической базе проверенных лаек, стали широко использоваться лайки весьма сомнительного происхождения. Наглядным примером может быть "Грозный 2" клуба служебного собаководства. «Грозный 2» был куплен в клуб егерем Калининым на базаре. Шла необдуманная замена лайками низкого породного уровня. Конец 50-х – начало 60-х годов, как в Свердловске, так и во многих центрах, разведение зап.сиб. лайки характеризуется ростом поголовья породы, проведением мероприятий с лайками, притоком новых энергичных и увлеченных экспертов.

Насыров Г.З., эксперт-кинолог

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 1:05 PM | Сообщение # 11
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
К ИСТОРИИ РАБОТЫ С ЗАПАДНОСИБИРСКОЙ ЛАЙКОЙ
В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ.

Эксперт-кинолог Всесоюзной категории В.С. Целолихин.

Идея проведения выставки западносибирских лаек с широким представительством имеет давнюю историю. Я склонен отнести ее возникновение к концу 60-х годов. Именно в эти годы на рингах этой породы появилось довольно большое количество собак высокого экстерьерного достоинства. Качественный рост продолжался до начала 80-х годов. Затем он некоторое время поддерживался за счет высокого экстерьерного уровня производителей, участвовавших в воспроизводстве при явном ослаблении племенной работы. Речь идет о западносибирских лайках Свердловской области. Впрочем, вышесказанное относится к широчайшей географии страны, где эта порода была популярна. Здесь имеет смысл обратится к истории организации системы племенного дела, непосредственным участником которой я был, начиная с 1958 г.

Общеизвестно, в особенности тем, кто проявлял интерес к истории западносибирской лайки, что до 1947 г., года принятия стандарта объединившего породы мансийскую и хантыйскую, Урал с центром Свердловск имел весьма высокие в породном отношении экземпляры лаек. Так Грозный 69/л клуба с/с стал чемпионом СССР в 1930 г., его дочь Тайга В.И.Преснякова чемпионом 16-го юбилейного смотра с/с в 1940 г.

Каталоги – 1946,1947,1950,1954 гг. содержат списки исключительно интересных в племенном отношении Свердловских лаек, таких как "Норай" Иванчикова М.И., его сыновья от вязок с "Пальмой" Щербакова и "Аско" В.Г.Страхова, "Лыско" М.А.Банных", "Пират" Бридина. "Норай" А.И.Агафонова, "Мукс" п-ка Урал ВОО. "Урс" Кац И.А., "Норд" Куклина Б.В. и др. широко использовались в племенном деле. Суки "Ласка" Михайлова В.Л., "Рума Эква" Г.И.Демидова, "Пулька" Чистякова Б.В., "Берта" Яковлева С.Е., "Тугра" Карасева К.А., "Зорька" С.Г. Шатрова и др. Но к 1958 г. весьма богатая палитра Свердловских производителей была утрачена, многие ценные производители сошли в историю и практически их крови прослеживались только в отдельных родословных. Лишь Лыско Банных М.А. трижды присутствовал в родословной Буяна Некрасова Е., продолжая Норая Иванчикова М.И.. Крови лучших лаек прослеживались в родословной Лая Утгофта О.В. через Урала Дюпина, сына Корнета Калашникова. Набор производителей к этому времени был слишком велик и разнообразен. Интересен был Кубик Лепинских Г.М.

Соболь Шадриной В.И. был очень типичен, хотя и безупречен в экстерьерном отношении, главным образом из-за значительных недостатков в элементах головы – линий, поставки и размера ушей. Хороши были лайки Земцова А.К. – Туман и Дымка, Тайга Смородина С.И., Чайка Лошманова, Белка Фадеева Н.А.

Барс Сабина А.Н, сын Таежника Бахарева использовался в вязках того времени без особой задачи. Тоже можно сказать о использовании Мурзика Шошкина В.М. – сына Урса Кац И.А.. Помимо всего производители очень разнотипны, во многом с совпадающими недостатками. Ярких по экстерьеру лаек, в особенности кобелей было мало. Наиболее широко использовавшийся Барс Сабина А. далек был от совершенства в части линий головы.

В 1957 и 1958 гг. на выставках в Свердловске были показаны Верный Томилова М. и Остяк Безродных. Оба аборигенного происхождения. Верный происходил от промысловых лаек Таборинского района. Оба кобеля получили оценку «отлично», что явилось в то время событием. Сложившееся положение было результатом того, что отсутствовала целенаправленность и осмысленность племенной работы, основная задача секции. В бюро секции любителей лаек в марте 1958г. вошли: Шошкин В.М. – председатель, Тезяков С.С. – зам.председателя и ответственный за полевую работу. Тарханеев П.Ф. и Целолихин В.С. составили сектор племенной работы. Несколькими годами позже в бюро секции вошли Толкачев О.В. и Патокин О.И.

Справедливости ради надо сказать о определенной роли, главным образом в направлении племенной работы, которая принадлежала Тарханееву П.Ф. Человек неординарный, прекрасно знающий генеалогию Свердловских лаек, хорошо подготовленный, как биолог, фанатично любящий собак, он несомненно много сделал, как идеолог отдельных направлений племенного дела. Ему принадлежат удачные «находки» производителей несущих крови Свердловских лаек. Это и Лай Утгофта и позже приобретенный Тарханеевым Барсик - сын Кубина Г.М.Лепенских. Конец 50-х и последующие ряд лет с уверенностью можно назвать временем целенаправленной селекционно-племенной работы с западносибирской лайкой Свердловской области. Составлялись планы вязок, они рассматривались на ежегодных общих собраниях секции. Щенки от лучших сочетаний, в целях пополнения племенного ядра, передавались в руки проверенных членов секции. Одновременно с увеличением поголовья лаек местного разведения, завозились собаки из промысловых районов Уральского севера, Западной Сибири и других областей страны.

Были использованы Лейна Полузадова и ее сын от Тузика Скрыльникова – Урман Горбунова А.Д. Вообще использование лаек аборигенного происхождения у нас имело место при любой возможности, но с обязательным анализом результатов и соответствующей корректировкой сочетаний. И эта политика имела очень приличные результаты. Ивдель Савина И.Н. в вязках с Тайгой Савина и Вегой 1159/лзс дал очень интересное потомство. Его дочери Чонга 1 – 1828/лзс и Ласка Г.Рябова вошли в родословные многих лаек. Хорошее потомство дал Амур П.Лебедкина – также аборигенного происхождения.

В г.Нижний Тагил был отличный аборигенный кобель Джек Стеблова. В г.Артемовске использовался Урал Редькина – кобель надежно работавший по лосю. Основное внимание в работе секции было обращено на создание системы работы. Шаг за шагом осуществлялась организационная работа – стали привычным ежегодные отчетные собрания с разбором и утверждением плана вязок, выводки молодняка с оценкой производителей по потомству и т.п. В конце 60-х годов бюро секции было усилено за счет избрания в него энергичных и подготовленных лаечников. Вошедшие в состав Черепанов В.И., Безбородов Г.В., Рябов Г.А., Фролов А.М., Никитин Г, Гуляев Ф. в 1968г. закончили курсы экспертов-кинологов, организованные при городском ООиР. Эти люди много сделали для совершенствования породы западносибирских лаек.

В эти годы Свердловская секция лаек работала уже с несколькими группами лаек, несущими крови старых и вновь образованных линий:

- Норая Иванчикова М.И. через Буяна Некрасова Е. прямого потомка Лыско Банных М.А. сына Норая. И также Бурана Толкачева О.В., сына Тумана Земцова А.К.

- Илима 1131/лзс Целолихина через его сыновей Вилюя 1509/лзс Денисова И.В., Соболя Патокина О.И., Тамана Федотова В., Лыско Трошкова.

- Тобола 1052/лзс Полузадова Н.Б. через Урмана 2194/лзс, затем через его сына Агана 2716/лзс Полузадова Н.Б., Урман 2194/лзс получен от сведения линий Илима 1131/лзс через вязку Тайги Гафарова А.Ш. – дочери Илима 1131/лзс и Чонги 1828/лзс с Тоболом 1052/лзс.

- Кубика Лепинских Г.М. через Барсика Тарханеева П.Ф., его внуков Пыжика и Амура Захарова Н.П.

В дальнейшем были использованы Соболь Комарова и его сын Варнак Ситникова А.С.

- Геза 1184/лзс Полузадова Н.Б. через сыновей Урала Махнева Н.А., Икса Тезякова С.С., Вихря 1507/лзс Трусова Л.В.

Год от года приносили свои результаты ринги западносибирских лаек на Свердловских выставках, стали многочисленными. Зачастую 35-45 голов в одной возрастной группе. При этом 70-80 % экспонатов имели высшие оценки по экстерьеру, в основном «отлично». Необходимо сказать о ряде лаек – продукте использования вышеупомянутых производителей. Их потомки содержатся во многих родословных современных собак этой породы. Принцип линейного разведения в настоящее время поддерживается лишь отдельными заводчиками, понимающих существо племенного дела.

Лайки, о которых ниже пойдет речь, были получены с использованием метода поддержания линий, продуманных кроссов и образования отдельных линий, свободных от присутствия лаек заводского разведения, за счет ввода производителей аборигенного происхождения. Так по линии Бурана 1688/лзс Толкачева О.В. за счет применения кросса с линией Геза 1184/лзс через его дочь Дези Григорьева Г. получены Балкан Подрезова В.К. и Лора Бокова Л.В.

По линии Илима 1131/лзс наиболее известны его сыновья Вилюй 1509/лзс, Соболь Патокина О.И., Таман Федотова В., Лыско Трошкова В.Д. и дочери Конда 1496/лзс, Ильва 1508/лзс, Талья Савина И.Н., Инга Гуляева А.Ф. и Тайга 1833/лзс Бородина А.Н.

Последняя получена от вязки с Хантой Бебнева Г.М. (в последствии Ситникова А.)

Из потомков Геза 1184/лзс известны производители Урал Махнева, Икс Тезякова С., Визрь 1507/лзс Трусова Л.. Суки Дези Григорьева Г., Тайга 1345/лзс Николаева В., Буря Кречетова, Нейва Денисова И.

Из потомков Тобола 1052/лзс основными были Урман 2194/лзс и Хант Потапова Л.. Значительный след в генеалогии Свердловских лаек оставлен Тоболом 1052/лзс и его внуками Аганом 2716/лзс Полузадова Н., и Шаманом 3129/лзс Целолихиным В., затем Тоболом 4615/лзс и его сыном Шунутом 7605/лзс Ланщикова А.

Из потомков Барсика Тарханеева П. продолжателя линии Кубика Г.Лепинских использовались Пыжик и Амур Н.Захарова. Среди сук Белка Курицина В. В последующем Лай Сарапульцева А., Варнак Ситникова А.

Заметный след в родословных наших лаек оставили собаки В.С.Чудинова – Амур 2417/лзс и его сын Соболь 3159/лзс. Сын Соболя 3159/лзс – Барс 5193/лзс В.Ситникова, очень популярный производитель дал ровное, однотипное потомство.

 
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 1:05 PM | Сообщение # 12
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Многие годы свердловчане использовали в вязках лаек челябинского заводчика Г.Киргинцева. Удачно был использован исключительно породный кобель Тугрик 3099/лзс Курочкина Ю. От вязки его с Вильвой 3254/лзс был получен Согом 5484/лзс Л.Башмакова, очень блесткий кобель (имевший рост на верхнем пределе стандартного). Он в сочетании с многими суками давал интересное потомство. Лайки в Свердловске, Сургуте, Нефтеюганске, Каголыме несут крови Согома 5484, часто от сочетания его с Чайкой Л.Башмакова дочерью Урмана 2194/лзс и Конды 1496/лзс. Широко известен сын этих собак Дик Чикулина. Здесь уместно сказать, что не малую работу с использованием щенков от лучших пометов свердловских лаек проделали тюменские охотники. На севере Тюменской области сложилась очень удачная обстановка – прекрасные условия для охоты с лайкой и весьма грамотные, преданные этому люди. Они сумели удержать не только породны1 уровень завозимых лаек, но и во многом его улучшить. При этом очень удачно сочетали лаек заводского разведения с собаками местных промысловиков. Такой удачей можно считать (даже находкой) использование в племенной работе лаек промысловика Л.М.Ярыгина.

Происходящий от его собак Соболь Л.Белкиной (дочери этого охотника) дал в сочетании с рядом сук заводского происхождения прекрасное во всех отношениях потомство. Лайки Л.Ярыгина многие годы разводились с отбором по рабочим качествам и в тоже время имели отличный экстерьер. 100% аборигенной Соболь Л.Белкиной имел 2-ое «отлично» в большом и очень богатом ринге.

Его дети, вывезенные в Свердловскую область (Шнырь и Белка Баксановых, Сургут Целолихина), в различных сочетаниях дали отменное потомство. На фоне «здешних» лаек отмечается выраженное улучшение рисунка ушей, правильная псовина, развитие щетки на лапах, а главное чистые линии головы. Интересны и рабочие качества этих собак, определенная универсальность – звонкие, доносчивые голоса. Шнырь К.Баксанов имеет ряд дипломов по подсадному зверю, его дочь, Шаля В.Журбина среди прочих имеет диплом 1-ой степени по белке. Здесь надо отдать должное активистам и кинологам Сургута, Нефтеюганска, Нижневартовска, Каголыма. Много в вопросах разведения лаек в этом исконном регионе их использования, сделано, светлой памяти, заводчиком, экспертом – кинологом и просто отменным человеком Л.Г.Башмаковым. Его сподвижники В.Д.Речкин, Г.Г.Бернгарт, М.Ахмадиев, Л.Л.Белкина и другие к счатью с успехом продолжают работу с лайкой в правильном направлении. Помимо расширения «набора кровей» многие потомки аборигенных лаек показывали, как правило, высокие результаты на полевых испытаниях. Освежение кровей многих свердловских линий принесло несомненную пользу. Так внучка упомянутой Лейны Н.Полузадова, Ханта Г.Бебнева (в последствии Ситникова А.) в сочетании с Илимом 1131/лзс дала выдающуюся медвежатницу Тайгу А.Бородина. Тайга неизменно, при любой ситуации, получала дипломы 1-ой степени. Прекрасной работницей, универсальной по сути, была Нейва Г.Бебнева, происходившая от Урмана Горбунова А.(сын Лейны и Тузика Скрыльникова – 100% аборигенных лаек) и Веги 1159/лзс несущей крови свердловских собак. В племенном использовании в период с конца 50-х до начала 70-х годов были Заграй Колобова В.С. происходивший от лаек охотников – манси Куриковых.

Шарик Угриновских А.З. происходивший от Серко и Лыски Бахтияровой М.В. манси-промышленницы, которая многие годы вела свою линию лаек. Кроме того в конце 60-х годов были приобретены Илим 1131/лзс и Гез 1184/лзс. Несколько позже Полузадовым был привезен из Кировского питомника ВНИОЗ Тобол 1052/лзс. Использовались в вязках также Чубик В.Дорош, происходивший от Амура Терехова (Москва). Очень интересно в рабочем отношении потомство Чубик давал с Белкой владельца, вывезенной из промыслового района, лайкой невысокого экстерьера, но универсальной. Белка имела диплом 1-ой степени по белке. Отлично работала по соболю и лосю.

Буян Курицына В.И. сын лучшей по экстерьеру суки тех лет Гайды С.М.Белоглаза и Урала Федякова был интересен как производитель. Среди сук племенного ядра были Тайга и Чонга Савина И., Вега 1152/лзс ее дочь Ласка Г.Рябова, Найда А.Гребенцова, Ханта Ситникова А. и др.

Весьма успешно в отдельных сочетаниях использовались лайки челябинского разведения – Бэк Студницына П.А. сын Варнака И.Шепелева и Кухты Буденкова, дочери полевой чемпионки из Свердловска Мирты Н.Буденкова.

Интересное потомство получено и от Урмана 6063/лзс Федорова, в частности его сын Буран Харитонова В., кобель уникального экстерьера, гомозиготный по фенотипу, дал кобелей Бурана Колесникова, признанного лучшим в породе на 7-й Всероссийской выставке и Тумана Вагенлейтнера, на 8-ой Всероссийской выставке, также признанного лучшим по экстерьеру среди западносибирских лаек.

Большой удачей было использование в 70-х годах Урала В.Чубрикова, происходившего от промысловых лаек охотников – манси Куликовых. Урал имел экстерьер максимально присущий мансийских отродий, был редким, потрясающим работником.

Известен сын Урала – Дунай В.Братухина. Дунай 2-ой его же получен от сведения кровей Урала и кровей Шарика А.Угриновских. Отец Дуная-2 – Кваркуш В.Новапашина был по настоящему универсальной промысловой лайкой. Правнучка Арала В.Чубрикова и Шарика А.Угриновских Чонга А.Семенова при высшем балле за чутье имела ряд дипломов 1-ой степени по белке.

Нельзя не остановиться на подобном влиянии лаек с аборигенным происхождением принадлежавшим Г.Насырову. Это относится к Челне, ее дочери Ульке Шигиахметова и Лешему. Челна, происходившая от аборигенных лаек В.Н.Ракова и ее потомки стойко передавали незаурядные рабочие качества, проявляя склонность к работе по крупному зверю. В недавнем времени, в порядке закрепления рабочих качеств этой группы, предпринят инбридинг на Ульку через ее сына Шалого Шамана с Белкой Шагиахметова, дочерью Сургута Целолихина В.С. прямого потомка аборигенных лаек Ханты-Мансийского Национального округа. С целью усиления рабочих качеств он же использован и в вязках с Тайгой В.Блаженкова.

В г.Нижнем Тагиле достаточно широко в качестве производителей фигурировали лайки, происходившие от известных собак питомника ВНИОЗ (Кировский). ч."Вайгач "4437/лзс Е.А. Романюк– чемпион ряда состязаний по белке – потомок лаек питомника. Уместно будет сказать, что Свердловские лайки за годы неоднократно участвовали в крупных мероприятиях Российского, а ранее Союзного уровня.

Так на 5-й Всероссийской выставке в 1972 г, при многочисленности рингов, во главе своих возрастных групп были "Урман "2194/лзс В.И.Черных и "Конда" 1496 /лзс Целолихина В.С.. В "головках" рингов прошли "Тайга" 1345/лзс В.И.Николаева, "Чонга" 1828/лзс И.Н., "Буран"-1688/лзс О.В.Толкачева. На 7-й Всероссийской выставке в Санкт Петербурге первыми на соответствующих рингах "Буран" Колесникова и "Малышка" И.Г.Ермаковой. Первенствовали Свердловские лайки и собаки от них происходящие и на 1-й Всесоюзной выставке, проводимой по правилам ФЦИ.

Справедливости ради, надо сказать об успешном участии наших лаек и в ряде полевых состязаний. Вайгач 4437/лзс стал чемпионом состязаний по белке в Минусинске. "Дымка" 6127/лас Л.З.Маслова стала чемпионом аналогичных состязаний в Ярославле. Приличную работу в комплексных состязаниях по подсадным видам показали "Вогул" Б.Орлова из г.Кушвы, "Челна" и "Леший" Г.З.Насырова в паре и "Улька" Шагиахметова. Последняя, по комплексному зачету, среди з.с.лаек сук была признана лучшей в одиночной работе. Диплому 1-й степени по белке, одному из основных видов испытаний и состязаний за этот значительный период времени имели: "Белка" В.Д.Дорош", "Мирта" 2200/лзс Н.Д.Буденкова, "Лора" Л.В.Бокова, "Скиф" 3700/лзс С.П.Лыкова, "Чонга" А.Семенова, "Вильва"3254/лзс Савина И.Н., "Дымка" 6127/лзс Л.З.Маслова, "Сольва"4663/лзс А.С.Ситникова, "Вайгач" 443 Е.А.Романюк, "Векша" 8035/лас Г.В.Безбородова, "Норд" В.И.Ложкова, "Вагай" В.К.Столярова. Дипломы 1-й степени в испытаниях по подсадному медведю имела "Тайга"1833/лзс А.Н.Бородина.

Необходимо сказать, работа с поголовьем собак, которые принадлежат различным владельцам, требует высокой организации, живого контакта и осмысленного единомыслия между членами секции, понимания задач плана племенной работы, Как раз такой микроклимат сложился в секции конца 50-х года до 70-х годов. И я убежден, что это положение в значительной мере причина подъема породы здесь, у нас на Урале. Неоценима роль владельцев-заводчиков, людей во все времена преданных западносибирской лайке. Среди лаечников известны серьезные заводчики давних лет – Ф Ф. Крестников, А М Сарафанов, Г И Демидов, И.И.Деревин, Н.Б.Полузадов, В.С.Силантьев, Н.А.Стенин, А.И.Сушин, В.И.Пресняков, М.А.Банных, С.Е.Яковлев, И.И.Неуймин, П.К.и А.К. Лебедкины, С.С.Тезяков. С конца 50-х годов – С.М.Белоглазов, Н.А.Фадеев, А.И.Чернышев, И.Н.Савин, А.П.Бесов, П.Ф.Тарханеев, В.Д.Дорош, О.В.Толкачев, О.И.Патокин, И.Н. Чулков, М.И.Ощуков, Т.П.Колумбаев и др. Несколько позже Г.З.Насыров, В.Т.Ситников, А.С.Ситников, В.В.Черепанов, В.Д. Братухин, А.Крылатков, С.В. и А.В. Ланщиковы. Появление новых фамилий среди лаечников очень радует, особенно их отношением к основам разведения. Я говорю о В.О. Блаженкове и В.А. Вагенлейтнере. Список тех заводчиков, которые своим участием много сделали для породы, можно продолжать довольно долго. Зачастую многие из заводчиков имели квалификацию экспертов-кинологов и им, главным образом достается основная часть работы, связанная с племенным делом. Многие наши коллеги кинологи ушли из жизни, сделав свою долю работы. Некоторые отошли от активных действий в силу утраты здоровья. Хочется пожелать нашим единомышленникам – Р.М.Гостюхину, О.И.Патокину, Г.В.Безбородову, О.В.Толкачеву здоровья, долгих лет жизни и поблагодарить за их бескорыстный и важный труд. Обращаясь к теперешнему положению дел, состоянию породы западносибирская лайка, к великому сожалению, приходится признать, что уже к началу 80-х годов общественная работа в секциях постепенно утрачивала сложившийся стиль и систему. Упрощение племенного дела, небрежение и часто непонимание сути линейного разведения, привели к тому, что в родословных появились совершенно необъяснимые сочетания производителей, неосмысленные кроссы привели к утрате линий. Хотя за счет высокого уровня сочетаемых производителей, экстерьер потомков был достаточно высок, появилась значительная разнотипность, даже среди однопометников. Организационная работа многих лет пошла прахом. Появление Положения о племенной работе, которое либерализовало подход к селекции и вовсе разрушило дисциплину. Вязки, по не всегда осмысленному желанию владельцев, малограмотное руководство, ослабленный, зкономической ситуацией интерес к охоте и охоте с собаками, привели к крайне отрицательным последствиям. Уровень экстерьера на рингах Свердловских выставок в 90-е годы упал. Нужны незамедлительные действия, система мер, которые смогут изменить положение дел. Проведение выставки представляющей лучших западносибирских лаек Урало-Сибирского и Волго-Вятского регионов одна из тех мер, которая будет способствовать подъему уровня работы с породой. В наших регионах, где западносибирская лайка самая популярная порода, известны крупные заводчики: в Екатеринбурге - В.О. Блаженков, в Красноярске – Ю.А.Андреев, в Кирове – В.В.Шатунова.
К счастью - это кинологически грамотные охотники. и концентрация высокопородного поголовья в питомниках таких людей, может стать отправной базой улучшения общего положения дел. Должна быть предложена система взаимосвязи в части работы с породой, обмена интересными «кровями», надежной, товарищеской информацией. Эти и иные моменты мы бы хотели обсудить во время намечаемой выставки. Выработать общие позиции в части необходимых изменений в действующем стандарте на западносибирскую лайку, в правилах испытаний, обсудить возможности взаимодействий при проведении мероприятий межрегионального характера. Помимо самой выставки, важнейшая задача этого большого сбора приверженцев породы. Идея издания иллюстрированного сборника подкреплена целью показать по возможности лаек, с использованием которых осуществлялось совершенствование породы, отдать должное активистам и экспертам-кинологам вложившим свою любовь и труд в эту работу. Материал должен способствовать тем, кто продолжит работу и как пособие в оценке ее результатов, так в направлении поддержания уровня породности. Не зная истории, не зная истоков, не учитывая их, нельзя надеяться на серьезные результаты. Святая обязанность нас живущих в настоящее время, помня о прошлом, почитая память выдающихся кинологов Урала - Ф Ф.Крестникова, А М.Сарафанова, Г И Демидова, Б В Туржанского и др. быть достойными их памяти. Эти крупнейшие знатоки породы (в свое время – мансийской и хантыйской) опытнейшие практики охоты с лайками, сделали свою часть работы, дело за нами.

Эксперт-кинолог Всесоюзной категории В.С. Целолихин.

 
ВелесДата: Ср, 2007-12-19, 1:31 PM | Сообщение # 13
модератор
Зарегистрирован: 2006-04-25
Группа: Модераторы
Пользователь №: 3
Сообщений: 356
Репутация: 3
Статус: Offline
Спасибо, очень нужные и очень интересные статьи. Предлагаю отдельно каждую статью обсудить на форуме. Прямо так вот - открываем новую тему, называем её "Обсуждение статьи такой-то" и каждый может прокомментировать интересные выдержки из этой статьи или задать вопросы по теме. Как вы на это смотрите?
 
ЛисДата: Ср, 2007-12-19, 1:56 PM | Сообщение # 14
друзья
Зарегистрирован: 2007-12-18
Группа: Пользователи
Пользователь №: 53
Сообщений: 49
Репутация: 1
Статус: Offline
Да статьи эти очень интересные. Спасибо администрации форума, что нашёл такие уникальные материалы. Поддерживаю предложение Велеса. Их (статьи) нужно обсуждать, потому, что в спорах рождается истина. А в статьях пишут, что мы имели. а сегодня мы видим - что мы получили. Куда идти дальше - нам решать. Но нужно ориетироваться на прошлое. Потому, что без прошлого - нет будущего. Вот хотя бы по окрасам. Из статей видно какие окрасы были у выдающихся производителей того времени. На сегодняшних выставках мы видим, какие собаки доминируют сегодня у нас. Практически исчезли пегие, и белые окрасы собак. Хотя раньше - они были чуть ли не основными.Да и не только окрасы. Многое другое тоже интересно.
 
ВелесДата: Ср, 2007-12-19, 2:29 PM | Сообщение # 15
модератор
Зарегистрирован: 2006-04-25
Группа: Модераторы
Пользователь №: 3
Сообщений: 356
Репутация: 3
Статус: Offline
Нашёл у себя в книгах старый сборник "охотничьего собаководства СССР" 1977 года. На ваше обсуждение выкладываю уникальную статью работников ВНИИОЗ Ларина С.А. и Филатовой С.Д. Думаю она откроет многим глаза на многие вещи. Поэтому выкладываю её полностью и без купюр.

ЛАЙКИ ОПЫТНОГО ПИТОМНИКА ОХОТНИЧЬИХ СОБАК
ВСЕСОЮЗНОГО НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ИНСТИТУТА ОХОТНИЧЬЕГО ХОЗЯЙСТВА И ЗВЕРОВОДСТВА
(ВНИИОЗ) ЦЕНТРОСОЮЗА.
С. А. ЛАРИН, С.Д. ФИЛАТОВА, лаборатория техники охотничьего хозяйства ВНИИОЗ.
(Сборник «Охотничье собаководство СССР». Г.Киров 1977 год.)

Добычливость охоты промыслового охотника в значительной степени зависит от рабочих качеств лайки. В настоящее время с лайкой добывается в разных областях страны 70 – 90% всех белок, значительное количество соболей, куниц, лосей и боровой дичи.

Несмотря на важное значение лаек, во многих промысловых областях им не уделяется должного внимания. Отсутствие целенаправленной племенной работы, преобладание вольных вязок приводит к тому, что качество лаек в ряде основных промысловых районов ухудшается. Лайки метизируются с собаками других пород и беспородными, которые завозятся во вновь, строящиеся города и поселки промышленного типа, расположенные в таежных районах.

Много породных и особенно завезенных лаек гибнет от чумы и других заболеваний, так как профилактическая вакцинация почти нигде не проводится.

Совершенствование лаек, улучшение их породных и тем самым рабочих качеств должно вестись прежде всего путем улучшения арестного поголовья. Там, где оно неудовлетворительно и где его нужно коренным образом улучшить за счет чистопородных собак, требуется завоз лаек из питомников. Необходима организация племенных гнезд лаек во всех промысловых хозяйствах с последующим ведением систематической племенной работы в них.

Роль племенных рассадников чистопородных лаек должны играть в первую очередь питомники, число которых в настоящее время ничтожно мало. В Советском Союзе всего четыре питомника, имеющих более или менее значительное число лаек (ВНИИОЗ, Ярославского облпотребсоюза, Новосибирский питомник Главохоты РСФСР и недавно созданный питомник восточносибирских лаек в г. Иркутске). Однако все еще нет питомников в таких основных промысловых районах Сибири и Европейского Севера, как Тюменская, Томская области, Якутская и Тувинская АССР, Алтайский и Красноярский края, Архангельская область и Коми АССР.

Одним из основных племенных рассадников лаек является в настоящее время питомник ВНИИОЗ, организованный в 1944 г. как экспериментальная база для ведения исследовательской селекционной работы в области охотничьего собаководства. С 1947 по 1969 г. питомник передал в различные области Советского Союза 1886 племенных щенков. Часть щенков, закупленных в питомнике, использована для комплектования племенного ядра других питомников (Новосибирского, Хабаровского, Ярославского) и племенных гнезд лаек в промысловых хозяйствах. Но преобладающее количество щенков было продано охотникам – добытчикам пушнины. Молодняк реализован в 45 областей, краев и автономных республик СССР.

В первые годы существования в питомнике проведена интенсивная научно-практическая работа по созданию племенных групп русско-европейских и западносибирских лаек. Изучали рост и развитие собак, системы содержания; разрабатывали рационы кормления, отрабатывали способы дрессировки, нагонки и натаски. Помимо лаек, в питомнике содержалось небольшое количество русских гончих и некоторое время два-три ирландских сеттера.

Опытный питомник охотничьих собак ВНИИОЗ сыграл большую роль в создании заводских пород лаек, в совершенствовании их племенных и рабочих качеств. О значении питомника как одного из основных центров племенной работы с промысловой собакой-лайкой свидетельствует тот факт, что на 1 Всесоюзной выставке охотничьих собак в 1958 г. 83% всех записанных на выставку русско-европейских и 53 западносибирских лаек были детьми или внуками производителей питомника. Из 4 лаек чемпионов 1 Всесоюзной выставки собак 1958 г. 3 родились в питомнике института.

С 1944 по 1946 г. научной работой питомника института руководил эксперт-кинолог всероссийской категории М. А. Сергеев. С 1946 по 1957 г. включительно научное руководство осуществлялось старшим научным сотрудником экспертом-кинологом всесоюзной категории Э. И. Шерешевским. Совместно с Э. И. Шерешевским более десяти лет в питомнике института работала В. Э. Кун – эксперт-кинолог республиканской категории.

Директором питомника с 1945 по 1959 г. был Алексей Петрович Борисов – большой любитель лаек, хороший охотник и опытный хозяйственник. Питомник ВНИО – ВНИИЖП (до 1956 г. институт назывался ВНИО, с 1956 по 1968 г.– ВНИИЖП и с 1969 г.– ВНИИОЗ.) в течение ряда лет был экспонентом ВСХВ – ВДНХ, а его работники – научный руководитель Э. И. Шерешевский, директор А. П. Борисов, собаководы В. В. Порошин, И. Ф. Курдин, шофер Г. А. Цикунов и кормач М. Т. Рубцова –. участниками выставки.

Питомник был участником ВДНХ в 1967 и 1969 гг. На 11 Всесоюзной выставке охотничьих собак в 1967 г. экспонировалось 10 лаек питомника, из которых 6 были отнесены к классу элита и награждены Большой золотой медалью выставки, а 4 лайки получили Малые золотые медали.

С момента организации и до конца 1959 г. питомник охотничьих собак ВНИИОЗ размещался в малоприспособленном для этих целей дворе деревенского дома, расположенного вблизи от Волжского водохранилища в деревне Безбородово Завидовского района Калининской области. После перевода ВНИИОЗ в г. Киров в декабре 1959 г. питомник перевезен к месту расположения института.

Научное руководство питомником после его перевода в Кировскую область осуществляется заведующим лабораторией техники охотничьего хозяйства ВНИИОЗ С. А. Лариным, а с 1966 г. также и исполнителем темы по охотничьему собаководств С. Д. Филатовой. Заведующим питомником с 1959 г. в течение 10 лет работал Н. В. Просвирнин, а с 1969 г. заведывание принял В. В. Акимов. В штат питомника входят 4 егеря, 2 кормача и 2 сторожа. Ветеринарный надзор и лечение больных собак выполняет главный ветеринарный врач зверохозяйства ВНИИОЗ А. С. Гурин и его помощники. Питомник входит как составная часть в научно-опытное зверохозяйство ВНИИОЗ, расположенное в 14 км от г. Кирова, в поселке Зониха. Хозяйство обеспечивает питомник кормами, инвентарем и материалами, а общее административное и хозяйственное руководство осуществляется директором зверохозяйства А, М. Соломиной.

Большую помощь питомнику оказывают старший научный сотрудник ВНИИОЗ, эксперт-кинолог всероссийской категории А.Т. Войлочников, зав. лабораторией воспроизводства ВНИИОЗ эксперт-кинолог 1 категории М. П. Павлов и ст. преподаватель факультета охотоведения Кировского сельхозинститута эксперт-кинолог 1 категории А. П. Никульцев.

СОДЕРЖАНИЕ СОБАК В ПИТОМНИКЕ.

При проектировании и строительстве новых питомников для содержания лаек и гончих мы рекомендуем использовать план сооружения и размещения собак, принятый в нашем питомнике.

Основными производственными сооружениями являются помещения для содержания собак. Их в питомнике три, каждое рассчитано на содержание 20 голов, Эти три помещения представляют собою рубленные из бревен сараи (длина 40 м, ширина 2 м, высота 2,1 м), разделенные поперечными перегородками на 20 отделений. Наружные размеры отделения: длина 2 м, ширина 2 м, высота 2,1 м. Спереди к каждому сараю пристроена вольера такой же длины, как и сарай, Шириной 3-м и высотой 2,25 м. Вольера разделена поперечными перегородками на 20 отделений. Крытое помещение имеет в передней стенке дверь в вольеру. Внизу двери устраивается лаз размером 50х40 см с закрывающейся дверкой на шарнирах. В зимнее время дверка опускается, и собака при выходе из закрытого помещения в вольеру или обратно толкает дверку и приподнимает ее, после чего она вновь закрывается под действием собственной тяжести. Внутрь крытого помещения на зиму ставятся будки. Кроме этих трех помещений для размещения основного поголовья, в питомнике имеются вольеры для группового содержания молодняка, площадью 30 – 50 кв. м. Для укрытия собак от непогоды в вольеры поставлены будки.

В левой части территории питомника расположены еще два основных помещения. В одном из них находятся разделенные капитальными стенами щенятник, контора и помещение для сторожа. Щенятник зимой отапливается, в нем щенятся и содержатся щенные суки с молодняком. Помещение тесовыми перегородками разделено на 10 секций с коридором посредине.

Во втором здании размещаются кормокухни и холодильник, также разделенные капитальной стеной и небольшой кладовкой между ними. В кухне в печь вложены два больших котла для варки кормов. Вдоль одной из стенок устроен длинный стеллаж, на котором остужается приготовленный для собак корм. Над котлами в кухне сооружен пароприемник с выводной трубой, выходящей наружу.

Территория питомника обнесена общим тесовым забором высотой 2 м, имеются колодец, яма для пищевых отбросов и мусора. На расстоянии 65 м от питомника построен изолятор для передержки больных собак.

Около питомника оборудован полигон для тренировки молодых лаек по белке площадью в 0,25 га, огороженный сетчатым забором высотой 2 м. Сверху забора установлен металлический козырек из кровельного железа для предотвращения побегов белок, содержащихся на полигоне.

Наличие всех, перечисленных построек и сооружений, обеспечивает нормальные условия для жизни питомника, содержания и разведения охотничьих собак.

КОРМЛЕНИЕ.

Лайки получают мясные, зерновые, молочные корма, овощи, минеральные вещества и витамины в таком составе, который, как правило, исключает задержку в росте, нарушения в обмене, авитаминозы и костные заболевания.

Из мясных кормов скармливаются говяжьи головы, свиные и говяжьи ноги, субпродукты, а для щенных собак и щенков, кроме того, мясо – конина и печень. Из зерновых кормов собакам дают крупу ячневую и овсяную, комбикорм, ржаной хлеб. Молоко получают щенки, беременные и кормящие суки.

Из овощей в рацион входят вареный картофель, сырая протертая морковь, стимулирующая, витамином А рост молодых собак. Зимой добавляются мелко изрубленные зеленые ростки пшеницы. Из минеральных кормов в рацион включают поваренную соль, мясо-костную муку, мел; из витаминных, кроме моркови и зелени– рыбий жир; витамины А, С; Е.

В период вязок производителям в рацион вводится молоко (500 г) и через день по одному яйцу.

Средняя суточная потребность взрослой собаки на 1 кг живого веса составляет 4 – 5 г белков, 12 – 15 г углеводов, 2 – 3 г жиров (Шерешевский, 1957). На основании этих данных составляются рационы по группам.

Многолетний опыт кормления собак по установленным нормам показывает, что рационы, принятые в питомнике ВНИИОЗ; обеспечивают достаточное и полноценное питание, нормальный рост и развитие различных по возрасту, и. производственному назначению групп лаек.

РАЗВЕДЕНИЕ.

В начале каждого года составляется план вязок собак питомника. Вязки планируются, исходя из общей задачи дальнейшего совершенствования заводских линий лаек питомника и с учетом экстерьерных и рабочих качеств каждой собаки. Вязки сук и рождение молодняка приходятся на два ясно выраженных сезона: зимне-весенний и летне-осенний. Зимне-весенние вязки начинаются в феврале, редко в январе, наибольшее число их происходит в марте. В летне-осенний сезон вязки проходят в июле, августе, но наибольшее число их бывает в сентябре. До месячного возраста щенки лаек вскармливаются молоком матери, после чего их отсаживают в отдельный вольер; предназначенные для продажи реализуются, а оставшиеся для ремонта стада содержатся в дальнейшем группами по 4 – 5 шт. в вольерах. Интересно отметить, что у русско-европейских и западносибирских лаек имеется разница в сроках наступления течки, рождении молодых, среднем количестве щенков на одну производительницу и других показателях размножения.

Русско-европейские и западносибирские лайки имеют существенные различия и в поведении. Первые более возбудимы и нервны, особенно кобели. Западносибирские более уравновешенны и неторопливы. По данным С. А. Корытина (1968), реакции западносибирских лаек на запахи продолжительнее, чем русско-европейских.

Максимальное число щенений у русско-европейских лаек бывает в марте и октябре, а у западносибирских лаек – в апреле и ноябре. Число родившихся щенков на одну производительницу (средние данные за 1960-1967гг.) составляет:
у РЕЛ - 5,42 щенка,
у ЗСЛ - 4,56 щенка.

По данным питомника за 1965-1967 гг. продолжительность беременности у РЕЛ в среднем 64,5, а у ЗСЛ – 65,7 дня. Следует отметить, что она не остается постоянной, а несколько изменяется в отдельные годы. При этом разница в показателях между породами остается. Эти данные по биологии развития говорят о том. Что между РЕЛ и ЗСЛ имеются не только экстерьерные, но и физиологические породные различия.

ПЛЕМЕННАЯ РАБОТА.

К 1959 г. опытный питомник имел следующее поголовье:
Русско-европейские лайки – 12 собак; (3 кобеля и 9 сук),
Западно-сибирские лайки – 15 собак; (2 кобеля и 13 сук)
Русские гончие – 4, (1 кобель и 3 суки)
Красные сеттеры – 2 суки.

Из них имели оценки экстерьера:
РЕЛ – отлично -4, очень хорошо – 5, хорошо – 1, удовлетворительно – 2.
ЗСЛ - отлично -2, очень хорошо – 7, хорошо – 4, удовлетворительно – 2.
РГ - отлично -1, очень хорошо – 1, хорошо – 2.
КС - очень хорошо – 2.

Добавлено (2007-12-19, 2:29 Pm)
---------------------------------------------
После перевозки питомника руководство института назначило комиссию, которая провела детальный анализ состояния поголовья собак и наметила мероприятия по дальнейшей работе в новых условиях и на новом месте. Комиссия установила неблагополучное положение с поголовьем, оставшимся к моменту преобразования питомника, особенно по группе производителей. Такое положение было следствием того, что в последние годы в питомнике не уделялось достаточного внимания своевременной замене старых собак и выращиванию молодняка, особенно по группе производителей.

В группе РЕЛ, кроме основного производителя восьмилетнего Зура (ВРКОС 93/ло), был всего 1 молодой кобель Пур 2, имевший оценку «хорошо» из-за ряда крупных дефектов (грубая голова, подвес на хвосте и др.). Не лучше положение и среди ЗСЛ, где основному производителю Зуйку было 8 лет, а оставленный на смену молодой Пыжик имел экстерьерную оценку «хорошо» из-за излишне длинного волосяного покрова.

Все собаки, имевшие отличную оценку были старше 6-7 летнего возраста, а 50% из них старше 9 лет. Вспыхнувшая вскоре переезда чума плотоядных привела к гибели пяти молодых собак в возрасте 1-2 лет, что еще более увеличило трудности ведения племенной породы.

Комиссия отметила, что основным методом в племенной работе питомника было близкородственное разведение, практиковавшееся на протяжении многих лет. Это разведение наряду с положительными результатами дало и отрицательные последствия, которые выявились в проявлении признаков вырождения (переразвитость конституции, удлиненный шерстный покров и др.)

Было признано целесообразным сохранить полученные в питомнике основные племенные линии как по группе РЕЛ, так и ЗСЛ и наряду с их совершенствованием вести работу с новыми линиями, которые предполагалось получить путем завоза высококровных собак.

В группе РЕЛ сохранились линии чемпиона Путика и Дружка. Сам Путик (ВРКОС 65/л) был уже выбракован. Через 3 года после перевода питомника Зур, сын Путика так же состарился и был заменен его сыном Кустиком. Чемпион Кустик 1961г.р., ВРКОС 1056/лре, как и его дед, оказался хорошим производителем, четко передававшим по наследству типичные для линии признаки. Он имел отличную оценку экстерьера, хорошо работал в поле. По белке и по утке, а так же по подсадному медведю. Кустик заслужил полевые дипломы 11 степени по белке, 1, 11, 111 степени по медведю, 11 степени по утке, был награжден 15 Большими золотыми медалями на 11 Всесоюзной выставке в 1967 г. и на многих зональных и областных выставках. В питомнике имеется правнук Путика, сын Кустика, молодой производитель Зур 11 ВРКОС 1313/лре, 1966г.р., с оценкой «отлично» и 2 диплома 111 степени.

Из производительниц питомника линии Путика-Зура-Кустика, следует отметить теперь уже выбракованную по возрасту, Лайбу 1049/лре, а из более молодых собак – Грозу, Галку, Гамету, Дочку и др.

Среди них особенно выделяется своими отличными рабочими качествами Гроза – чемпион, класс элита, оценка «отлично», дипломы 1 и 111 степени по белке и 11 степени по медведю.

Линия Дружка представлена в питомнике чемпионом Мартой м ее дочерьми Долькой, Леной. Марта 1960гр., класс элита, оценка «отлично», имеет дипломы 11 и 111 степени по белке и 111 степени по медведю.

В 1961г. в Лениграде для питомника был приоретен производитель Бублик 111 1955г.р., принадлежавший М.А.Глебову. В течение ряда лет Бублик 111 использовался как производитель, а в 1965г был выбракован по возрасту. На смену ему был оставлен его сын Голубок 1964г.р., а с 1968г. сын Голубка - Лер.

Межлинейное скрещивание лаек этих 3 линий и дает возможность вести работу по группе РЕЛ.

В группе ЗСЛ основными линиями питомника были линии чемпиона Аяна и Алтая. Аян 1947г.р., ВРКОС 66/л, с хорошими полевыми качествами. Имел диплом 11 степени и 4 диплома 111 степени по белке. От Аяна и чемпиона Гаги родился Зуек 102/ло, который являлся основным производителем питомника в течение 195901964гг. От Аяна и Амдэ 74/л родилась высоко породная лайка Гадалка 90/л, мать выдающегося производителя, многократного чемпиона московских выставок и чемпиона Международной (CACIB) выставки в Чехословакии – Кудесника 107/зсл, родившегося в питомнике и проданного еще щенком владельцу А.Я.Цапко. В питомнике линия Аяна-Зуйка до 1970г. была представлена сыном Зуйка и Колдуньи чемпионом Тоболом. Тобол 1960г.р. 1052/лзс имел отличный экстерьер, полевые дипломы 11 и 111 степени по белке, 11 степени по лосю и 11 степени по утке, награжден на выставках 13 Большими золотыми медалями и обладал хорошими полевыми качествами.

Потомками Тобола являются производительницы питомника Зурка и Балуйка, имеющие отличный экстерьер, и Гельма – оценку «очень хорошо». В последние годы на смену Тоболу в питомнике были выращены его сыновья Кучум и Маяк.

Вторая линия ЗСЛ в питомнике – линия Алтая. Алтай 1947г.р., ВРКОС 72/л, происходит от Таежного (или Таежника) из питомника «Красная Звезда» и Панды из питомника ВНИО, ВРКОС 41/л. У Алтая отличный экстерьер и хорошие полевые качества. Он имел 4 диплома 111 степени по белке. Среди его потомков наиболее выдающийся – упоминавшийся выше чемпион породы Кудесник. Из производительниц питомника дочерью Алтая была Колдунья – мать чемпиона Тобола.

Для улучшения породного состава ЗСЛ и увеличения возможности межлинейного скрещивания в 1963г. закуплены в Ленинграде 2 щенка от чемпиона породы Кайры (вл.Л.А.Сухова) и чемпиона породы Индуса (вл.О.О.Федоров). Один из них, Вайгач, оказался родоначальником новой линии ЗСЛ питомника.

Чемпион Вайгач 1055/лзс, имеет отличный экстерьер и дипломы 11 степени по белке и лосю. Он дал значительное количество хороших потомков. Лучшие из кобелей – Гусар, 1965г.р., ВРКОС 1352/лзс, оценка «отлично», полевой диплом 11 степени по боровой дичи; Гез, однопометник Гусара, принадлежащий Н.Б.Полузадову (г.Свердловск), также имеет отличный экстерьер и полевой диплом 11 степени по белке; Урман (вл.Ю.П.Язан) 1967г.р., с отличным экстерьером. Вайгач хорошо передает по наследству свойственные породе отличные качества экстерьера. В питомнике имеются дочери Вайгача – Зара 11, Казарка, Кайра, Кобра, Кура и Кухта. Большинство этих сук имеет оценку экстерьера « отлично».

Вследствие постоянного межлинейного скрещивания потомков Аяна и Алтая, они практически представляют одну линию ЗСЛ питомника, а линия Вайгача – вторую. 3 линия ЗСЛ представлена Рексом и его потомками. Недавно приобретенный в Ярославской области производитель Рекс 1349/лзс имеет отличный экстерьер, четко наследуемый потомками. В питомнике растут сыновья Рекса – Норд, Памир и дочери Мирта, Найка, Неста, Нана. В 1967 г. поголовье ЗСЛ питомника пополнилось за счет покупки щенков, полученных от Угры (вл.Соколов, Ярославль) и Байкала, сына чемпиона Фомки (вл.Аляшев, Пермь). Кроме того, была куплена молодая сука Кама, вывезенная из Горьковской области и происходящая от Музгара (вл.Арсентьев) ВРКОС 1118/лзс, оценка «отлично», 4 диплома 11 степени и 5 – 111 степени, и Найды, класс элита, оценка «отлично», 2-11 степени (вл.Ремизов).

Наличие нового племенного молодняка существенно обогатило генофонд ЗСЛ питомника и дало дополнительные возможности для межлинейных скрещиваний. В питомнике в последние годы исключительно редко рождаются щенки с удлиненным шерстным покровом (лохматые), с неправильным прикусом и другими пороками.

Направленный отбор по экстерьерным и рабочим качествам среди лаек питомника вместе с соответствующей отбраковкой позволил почти совсем исключить из основного поголовья собак с оценкой «хорошо». На 1 января 1969г. 50% лаек питомника имели оценку экстерьера «отлично» и свыше 40% - «очень хорошо».

ДРЕССИРОВКА И НАТАСКА ЛАЕК.

Щенков предназначенных для продажи, реализуют в месячном возрасте. В питомнике остается лишь некоторое количество от определенных, заранее запланированных вязок, которые идут на пополнение и ремонт основного поголовья. С этими щенками ведется работа с месячного возраста.

Работами немецких ученых было доказано, что отношение собаки к человеку закладывается в первые 2 месяца жизни щенка. Если в этот ранний период времени не заниматься со щенком, не приучать его быть в контакте с людьми, то вырастет пугливая, трусоватая собака, исправить которую во взрослом состоянии уже не удается. Это полностью подтвердилось и опытом выращивания щенков в питомнике ВНИИОЗ.

В 2-3 месячном возрасте начинается дрессировка щенка, его приучают выполнять несложные команды. В это время важно обеспечивать регулярный ежедневный моцион, прогулки со щенком по лесу развивают у него ориентировочные рефлексы.

В 6-7 месячном возрасте щенки вывозятся на первую натаску в охотничьи угодья. При этом первые уроки молодые собаки получают в присутствии взрослой, уже хорошо работающей лайки. В питомнике пробовали натаскивать молодых лаек по белке, посаженной в 5 метровую трубу из металлической сетки, подвешенную к деревьям. Белка, бегающая в такой трубе, обычно возбуждала любопытство у молодых лаек, большинство из них облаивает белку.

С сооружением в питомнике искусственного полигона – тренинга появилась возможность значительно лучше приучать молодых собак к работе. На полигоне натаска приближается к естественной обстановке, поскольку белка находится здесь на деревьях. Опыт показывает, что многие молодые лайки интересуются зверьком как в трубе, так и на полигоне, следят за ним и облаивают. Однако при частом повторении такой натаски лайки начинают работать с каждым днем хуже. Очевидно, действует привычная, ежедневно повторяющаяся обстановка, которая быстро надоедает собаке.

Установлено также, что молодых лаек, с которыми егеря не работали на первом году жизни, в дальнейшем натаскивать бывает труднее. На втором году жизни собак их натаска должна быть регулярной и продолжаться в течение 4-5 месяцев с конца лета и до выпадения глубокого снега. Основная натаска молодых лаек питомника проводится по установленной методике, многократно описанной в кинологической и охотничьей литературе. В практике работы питомника подтвердилось и то, что встречаются лайки, совершенно не реагирующие на белку до двух, а иногда даже до трех лет жизни. Затем они начинают работать и работают в поле не хуже других собак.

Такие лайки, как Кустик, Тобол, Вайгач, Гроза, Марта, Амазонка и другие, могут быть надежными рабочими собаками в любых промысловых условиях. Однако наряду с лайками, хорошо работающими в поле по белке, лосю и другим зверям, в питомнике все еще имеется значительное количество собак с одним полевым дипломом и совсем без дипломов. Это объясняется двумя причинами. Первой из них является большая нагрузка егерей. За одним егерем закрепляется 15-18 собак, в том числе лайки основного поголовья и племенной молодняк. Он не может натаскивать всех этих собак. Вторая причина в том, что на должность егерей нередко приходиться брать охотников с низкой квалификацией, не работавших ранее с собаками и не имеющих определенного опыта работы с ними.

Отсутствие полевой аттестации у некоторых взрослых лаек заставляет нас прекращать их племенное использование и прибегать к преждевременной выбраковке многих ценных в экстерьерном отношении собак.

Оценивая общие итоги работы питомника за 1959-1968 гг., можно сделать следующие выводы.

В опытном питомнике охотничьих собак ВНИИОЗ, перебазированном в 1959г. из Калининской в Кировскую область, были сохранены выведенные ранее породные группы промысловых охотничьих собак и продолжаются работы по совершенствованию породных и рабочих качеств РЕЛ и ЗСЛ, по изучению морфологических и биологических особенностей отдельных пород.

За последние 10 лет в питомнике ведется племенная работа по закреплению ранее созданных линий Путика и Дружка по группе русско-европейских лаек и Аяна и Алтая по группе западносибирских лаек. Успешно развиваются новые линии западносибирских лаек – Вайгача и Рекса.

Основное поголовье лаек питомника имеет оценку «отлично» 50% и очень хорошо 41%. Направленный отбор по экстерьерным и рабочим качествам позволил значительно повысить экстерьерные качества и почти совсем исключить из основного поголовья собак с оценкой «хорошо».

При наличии отличного и очень хорошего экстерьера ряд лаек питомника не имеет еще полевых дипломов. Всемерное усиление работы по натаске лаек в полевых условиях является одной из основных задач на ближайшие годы.

Щенки, полученные в питомнике от высоко породных лаек, продаются промысловым охотникам коопзверпромхозов и райзаготконтор и служат исходным племенным материалом для создания в промысловых районах племенных гнезд чистопородных охотничьих лаек.

Сообщение отредактировал Велес - Ср, 2007-12-19, 2:29 PM
 
katiakoshkaДата: Вс, 2008-08-03, 3:59 AM | Сообщение # 16
Рядовой
Зарегистрирован: 2008-06-30
Группа: Пользователи
Пользователь №: 87
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Восточносибирская лайка
Алексей ЕВРЕИНОВ,
эксперт всероссийской категории
Владимир ЯРОШЕНКО,
член бюро секции лаек МООиР

Среди четырех стандартизированных в России пород лаек: карело-финской, русско-европейской, западносибирской и восточносибирской, три первых довольно широко распространены по территории страны, весьма популярны среди охотников, описаны в печати и практически общеизвестны. Несколько иначе обстоит дело с лайкой восточносибирской. Эта порода самая малочисленная и наименее изученная среди охотничьих лаек России.

Первые сведения о восточносибирских лайках появились в XIX веке по мере освоения районов Сибири и Дальнего Востока переселенцами, хлынувшими из европейской части страны. Охотилось с этими лайками в первую очередь коренное население, в меньшей степени, чем русскоязычное, использовавшее капканы, плашки и другие приспособления для добычи зверей.

Поголовье восточносибирских лаек широко распространено в районах Дальнего Востока и Восточной Сибири, к востоку от реки Енисей. По данным А.Гейца, в 1960-х годах у охотников этих мест в личном пользовании имелось 65-70 тысяч промысловых собак этого типа. Много это или мало? Вроде бы, много. Но если представить себе территорию ареала, то очень мало. Кроме того, большая разобщенность населенных пунктов, различие природных условий, местных традиций и приемов охоты создали большое разнообразие отродий лайкообразных собак на этой огромной территории. И говорить поэтому следует, вероятно, не о восточносибирских лайках, а о лайках Восточной Сибири. Причем значительный процент в поголовье занимают непородные (не соответствующие стандарту породы) собаки неизвестного происхождения. Это результат почти повсеместного беспривязного содержания собак, никем не планируемых вязок. И только жесточайший отбор, когда из десятка взятых на промысел собак в живых остается, дай Бог, одна удовлетворяющая охотника собака, позволил отобрать наиболее ценные экземпляры. Следует подчеркнуть, что в первую очередь владелец обращает внимание на рабочие качества оставленной собаки и лишь во-вторых на ее экстерьер. По этой причине в "племенном поголовье" нередко попадаются животные с признаками, более подходящими другим породам лаек, с неправильным прикусом, с полустоячими ушами, с хвостами "поленом" и прочими непородными показателями.

Тем не менее лаек, пригодных для племенного разведения, достаточно. В конце 1980-х годов в Иркутской области из обследованных промысловых лаек соответствовало стандарту породы 80,3% собак. Однако в силу повсеместной кастрации лучших рабочих кобелей, малого процента (около 30) породных сук (охотники отдают предпочтение кобелям, которые используются в охотничьем сезоне более длительное время), разбросанности сук по отдаленным друг от друга населенным пунктам -создание племенных гнезд и плановость вязок затруднительны и проблематичны. Таким образом, говорить о заводском разведении этой разнотипной группы крупных лаек можно лишь как о перспективе.

Как уже говорилось, восточносибирская лайка, в силу широкого географического распространения, сохранила множество отродий разнотипных собак. В этом ее недостаток и преимущество одновременно. Генофонд восточносибирских лаек имеет важное народнохозяйственное значение. Селекционно-племенная работа с этой собакой таит огромные возможности для выведения различных заводских типов, совершенствования породы в целом. Попытки заводского разведения восточносибирских лаек предпринимаются с начала 70-х годов, когда был открыт Иркутский питомник, специализировавшийся на этой породе. Примерно в это же время собак данного типа начали разводить в Ленинграде. Примерно в те же годы во многих поселках, расположенных вдоль магистралей и крупных рек, исчезли многие отродья местных промысловых собак, в том числе и амурская, описание которой легло в основу стандарта породы восточносибирской лайки (К.Абрамов, 1949). В европейской части России основное поголовье восточносибирских лаек сосредоточено в частных руках в Тверской, Ленинградской, Архангельской, Смоленской и Московской областях.

В эти регионы постоянно вывозились хорошие охотничьи собаки из Качугского (села Шевытан, Вяткино, Большая Тарель), Казачинско-Ленского (с. Карам), Чунского (с.Червянка, Выдрино, Березово) районов Иркутской области; Красночикойского (с.Зашулан) района Читинской области; Северо-Бай-кальского (с.Байкальское) района Бурятии; Усть-Майского (с.Тимул) района Якутии; Тунгусско-Чунского (с.Оскоба, фактория Чем-дальск), Олимпийского (с.Эконда), Байкитского (с.Байкит, фактория Полигус) районов Эвенкского национального округа; Кемжского и Богучанского районов Красноярского края. Кстати, слово "карамистый", характеризующее один из стандартизированных окрасов лаек черного с белесоватым подпалом на лапах, животе, груди, морде и обязательно со светлыми пятнами, "бровками" над глазами, происходит от названия таежного поселка Карам, расположенного на территории Казачинско-Ленского района Иркутской области в верховьях таежной речки Ки-ренги. Лаек такого окраса в больших количествах вывозили из этого района в начале 60-х годов. Сейчас лайки "карамистого" окраса широко распространены. Именно так был окрашен чемпион породы на V Всероссийской выставке охотничьих собак в 1972 году кобель Джульбарс, родоначальник породной линии восточносибирских лаек, принадлежавших Иркутскому питомнику лаек.

Наиболее типичные восточносибирские лайки, отвечающие существующему стандарту, сохранились в Качугском и Красночикойском районах. Логично предположить, да так и на самом деле, что собаки, завезенные из столь разных мест, довольно разнотипны. Тем не менее о собаках этого типа (разновидности), о породе в полном смысле слова говорить не корректно. Их в настоящее время можно подразделить по экстерьеру на две группы (линии).

В Иркутске стремились вести линию названного выше чемпиона Джульбарса 1001 и линию Бульки 1005. Собаки этой линии высокорослы, имеют звероватый вид, мощное телосложение, грубоватую тупую брусковидную морду по длине немного меньше черепной части. Таких собак большинство в поголовье.

Ленинградская линия выглядит несколько легче. Форма головы у лаек совершенно иная, со слегка заостренной мордой. Собаки имеют сухое телосложение, более бедный шерстный покров, отличаются меньшей звероватостью. Лайки этой группы наиболее распространены на северо-западе Иркутской области - у эвенков и в Эвенкском национальном округе Красноярского края. По-видимому, названная группа собак происходит от лаек, которых в прошлом называли "тунгусскими". Собак такого типа в поголовье значительно меньше.

Длительная селекция по рабочим качествам сделала лаек Восточной Сибири уникальными промысловыми собаками. Основная часть молодых собак специально не натаскивается. Как правило, "молодежь" начинает работать совместно с другими, более опытными собаками, либо самостоятельно. С этими лайками добывается более 30 видов зверей и птиц. Используют их и в качестве транспортного средства для завоза продовольствия и снаряжения на места промысла и выхода из тайги домой - в этом их отличие от других лаек и объяснение особенностей экстерьера (растянутый формат). По специализации существует разделение на "пушных" и "зверовых". Универсальных лаек мало. По наблюдениям ведущих специалистов охотничьего хозяйства Иркутской области середины 80-х годов по белке работают 80-85%, по соболю - 40%, по медведю - 5-8%, универсальных - 20% собак. По мнению специалистов ВНИИОЗ, хорошие лайки поступают так: есть белка - находят и облаивают ее, но не пропустят при случае глухаря или тетерева; встретят след соболя - пойдут по нему, а если нет ни белки, ни соболя - найдут колонка или горностая. Лайки, специализированные по копытным, не должны бросать их ради других видов, за исключением медведя.

От рабочих качеств зависит и стоимость взрослых лаек. Так, в Иркутской области "соболятницы" стоят в полтора, а "зверовые", работающие по лосю и медведю, - в два с половиной раза дороже, чем "белковые" собаки.

В настоящее время щенки восточносибирской лайки стоят несколько дороже, чем в других породах охотничьих лаек. Значительная часть щенков из московских пометов вывозится в другие регионы, в том числе и в районы Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что без консолидации усилий по ведению работы с этой уникальной разновидностью лаек, доведения ее поголовья до численности, позволяющей вести направленную селекцию, разработки единого подхода к отбору и подбору племенных животных и т.д. нам сейчас не обойтись. Особо об этом необходимо сказать потому, что в настоящее время и более многочисленные породы "растащены" по мелким клубам и достаточного количества собак для племенной работы набрать невозможно. А крупных стад, которые были в питомниках, нет в связи с ликвидацией последних.

журнал "Охота" №11 ноябрь 1997 г., стр.16-19.


Сообщение отредактировал katiakoshka - Вс, 2008-08-03, 4:02 AM
 
laikiДата: Вт, 2010-03-23, 11:38 AM | Сообщение # 17
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
"Описание типичных признаков современной русской гончей"

П. Н. Белоусов и А. Д. Бибиков 1895г.

"Голова - клинообразная, не дворноковатая, сухая и, пропорционально росту и колодке, не должна казаться большой.

Лоб плоский, шире между ушами, чем к чутью, и переходящий к нему незначительным переломом, без прилоби.

Затылок ограничивается или мало обозначенным соколком, или же скругленным закатом. Во всяком случае резко выраженный при узком лбе соколок есть порок для современной русской гончей.

Проточина, идущая от переносицы к затылку, не должна представляться во лбу глубокой ложбинкой, а начинаясь между глаз, она постепенно исчезает к затылку.

Чутье не короткое по отношению ко лбу, а удлиненное, сухое, не курносое, а прямое и даже лучше с горбинкой - не тупое.

Ноздри - черные, развитые, широкие и подвижные; самая оконечность носа несколько выдается вперед.

Губы или обтягивают чутье, или же свешиваются несколько (как это наблюдается у выжлецов), однако больших брылей и подбрудка не должно быть. Большие брыли, подбрудок - встречаются у гончих польских, французских.

Глаз - темный, карий, изредка желтоватый, но во всяком случае не белесоватый, не светлый, не круглый (свиной), не навыкате, средней величины, часто "на слезе. Разрез глаза - косой, не узкий.

Ухо - короткое, не мясистое, не на хряще, не свернутое в трубочку, прилегающее к щекам лопушком, - не круглое, а угольником. Ухо должно быть посажено не низко, не так, как, например, у французских гончих. У внимательно прислушивающейся гончей ухо вздергивается несколько назад, - стремоухость.

Шея - мускулистая, не короткая, покрытая длинной, щетинистой псовиной, иногда напоминающей собою гриву и баки волка (Добывай, чемпион П. Н. Белоусова).

Плечи - мускулисты.

Грудь - выпуклая, не узкая, но и не чрезвычайно широкая, напоминающая собою, особенно при вывернутых кнаружи локотках, бульдогов.

Ребро бочковато, спущено до локотков, - небольшой подрыв.

Паха у выжлецов небольшие, у выжловок более развиты.

Спина прямая или с напружиной, без переслежины, не растянутая; с развитыми почками, широкая. Низкопередость - порок.

Зад, соответственно переду, развитой, но у некоторых гончих, при кажущейся высокопередости, иногда представляется несколько беднее переда (волчий склад).

Колодка вообще должна быть не растянута, "сбита".

Ноги - сухие, костистые, мускулистые, пропорционально длинные, чтобы гончая казалась скорее приземистой - и во всяком случае не "вздернутой на ногах". Передние ноги совершенно прямые. Локотки не вывернуты. Задние ноги с развитыми черными мясами, с слегка выраженной коленкой, не лучковатые, без "коровинки" и без прибылых пальцев (без шпор). Лапа - следистая, кругловатая (не русачья); пальцы короткие, плотно прилегающие друг к другу: лапа "в комке".

Гон не низко посаженный, короткий, доходящий до колена, толстый, покрытый густою псовиною, пушистый, но без "подвеса", слегка серповидный; при возбужденном состоянии гончая его приподнимает и "носит круто". Гон не должен быть "в кольце" загнут на спину и не свален на сторону. Псовина на голове и ногах короткая, а остальная длиннее, и обязательно с мягким подшерстком; собака тепло одетая, по спине, гону и шее щетинистая, без брудастости.

Окрас - багряный с чепраком, иногда без чепрака; багряный с черною остью, а также сероватый и черный с желтыми, не резко ограниченными подпалинами.

Черный окрас должен быть обязательно без лоснящегося отлива, с неяркими желтыми или белесоватыми подпалинами. Белые отметины на груди (манишка) встречаются. Белых загривин, белизны ног, достигающей до колен, белого конца гона и вообще больших белых отметин - не должно быть.

При нечистопородности современной русской гончей, под чернопегим окрасом часто кроются разные вымески: англо-русские, французско-русские и т. д., а иногда может проскользнуть примесь даже и вовсе негончих собак (пойнтеров). Посему следовало бы к чернопегому окрасу относиться с большою осторожностью или же считать его менее типичным, чем багряный, чепрачный и даже черный. Чернопегие гончие И. А. Бурцева наиболее подходящи по типу к русским. Купленный П. Н. Белоусовым лучший смычок из этой стаи - Колотило и Помчишка - прекрасно гоняли, были злобны к волку и имели чудные голоса с "заливом".

Рост выжлецов около 15 вершков, а выжловок до 14.

Общий вид гончей русской во всяком случае не дворноковатый, как это проповедуют некоторые, а должен быть обязательно породный".

 
БэтсиДата: Вт, 2010-10-12, 2:20 PM | Сообщение # 18
Рядовой
Зарегистрирован: 2010-10-12
Группа: Пользователи
Пользователь №: 229
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
На аватаре Дунька - аборигенная лайка с реки Тром-Аган. 12 лет.
 
ВелесДата: Ср, 2010-11-03, 2:03 AM | Сообщение # 19
модератор
Зарегистрирован: 2006-04-25
Группа: Модераторы
Пользователь №: 3
Сообщений: 356
Репутация: 3
Статус: Offline
Вы не могли бы это фото выложить в полный рост здесь? Хотелось бы рассмотреть получше вашу сабаку.
 
Форум » О СОБАКАХ » О публикациях » СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О СОБАКАХ (Всё что вы сочтёте интересным о собаках можно печатать здесь)
Страница 1 из 11
Поиск: