СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О ВОЛКАХ - Форум
Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Страница 1 из 11
Форум » О СОБАКАХ » О публикациях » СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О ВОЛКАХ (Здесь просим Вас выкладывать интересные публикации о волках.)
СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О ВОЛКАХ
laikiДата: Ср, 2007-12-19, 12:14 PM | Сообщение # 1
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Многие увлечены охотой на волков. Многим волк интересен просто, как вид, и как достойный противник. Интересно будет, я думаю, всем участникам форума почитать всё, что у нас имеется интересного и в прессе, и и в научных разработках. Небольшие рассказы о прирученных волках - тоже интересны. Периодика в прессе л загубленных овцах, коровах и домашних оленях - тоже интересны. Ждём ваши материалы. А для начала хочу выложить статью Крушинского о поведении волков.

Л.В. Крушинский
"ПОВЕДЕНИЕ ВОЛКОВ "
Поведение волка // Волк. М.; Наука, 1980. С. 6-14 (Виды фауны СССР и сопредельных стран)

Волки являются животными, которые с незапамятных времен вступили в крупный конфликт с человеком. Основной урон они наносят домашним животным. И этот урон может быть значительным. Вопрос об опасности волков для человека не так прост, однако он должен быть поставлен со всей ясностью. Детальные исследования, проведенные в Северной Америке на популяции волков, живущих на Королевских островах (Isle Royal National Park) привели к совершенно определенному выводу о том, что лесной волк Североамериканского континента не представляет опасности для человека (Месп, 1970).
Тщательный разбор каждого случая якобы произошедшего нападения волков на людей не подтвердился. Однако общее мнение о совершенной безопасности волков Американского континента для людей частично распространяется и на волков Евразии. В нашей печати нередко проскальзывают указания о нападении волков на людей; некоторые сведения вызывают сомнение. Факты достоверных, но редких случаев нападения небешеных волков на людей (чаще всего детей) отмечены рядом специалистов, хорошо знающих волков. Автор этих строк встретился в естественных условиях с двумя достоверными случаями неспровоцированного нападения волков на людей. Ранения, нанесенные одним из этих волков человеку, а также шкуры убитых зверей мной рассмотрены. Однако мозг хищников не был подвергнут лабораторному анализу, поэтому нельзя быть уверенным, что это были здоровые, а не бешеные волки.

Имеются ли основания для того, чтобы допустить возможность нападения здорового волка на человека? Можно утверждать, что врожденные предпосылки для такого нападения существуют.

На основании этологических исследований И. Скотт и И. Фуллер (Scott, Fuller, 1965) приходят к выводу, что поведение волков и собак принципиально различается не очень сильно. В общем сходно и их оборонительное поведение. Как у тех, так и у других наблюдается очень большая изменчивость отношения к человеку.

Как у собак, так и у волков проявляется как агрессивное (активно-оборонительное), так и трусливое (пассивно-оборонительное) поведение по отношению к незнакомому человеку. Степень выраженности обоих компонентов оборонительного поведения обусловливается, по меньшей мере, тремя факторами. Во-первых, генотипическими факторами, во-вторых, условиями воспитания, в-третьих, поведением человека при встрече с собакой или волком. У тех и других механизм осуществления оборонительного поведения определяется количественным соотношением выраженности реакции агрессии и степени боязни человека. Обе эти реакции находятся в неустойчиво-сбалансированном состоянии.

У волков, выращенных в вольерных условиях, доминирует пассивно-оборонительная реакция: большинство волков при подходе к вольере незнакомого человека отходят в ее задний угол. Волки, живущие в естественных условиях, как правило, боятся человека и стараются избегать его (Крушинский, 1960).

И.П. Павлов и М.К. Петрова сравнили агрессивное и пищевое поведение у собаки с двумя чашами весов. Чем больше "груза" т.е. чем сильнее выражено агрессивное или пищевое поведение, тем больше перевешивает та или другая чаша весов.

Такая же зависимость наблюдается и между активно- и пассивно-оборонительными реакциями. У волков, как правило, пассивно-оборонительный "груз" перевешивает, блокируя тем самым реакцию агрессии. Если приучать отловленного в естественных условиях волка к человеку, т.е. находиться по несколько часов в вольере, в которой он сидит, то через 2-3 мес. волк перестает бояться человека. По мере угасания боязни человека у волка начинает проявляться агрессия к заходящему в вольеру человеку. В этот период приучения зверь становится опасным. Поэтому рядом с вольерой обязательно должен находиться второй человек, который в случае необходимости примет меры для отпугивания волка. Через несколько месяцев происходит угасание агрессивной реакции. Волк приветствует подходящего к нему человека, дает себя гладить. Процесс приучения волка к человеку закончен (Woolpy, Ginsburg, 1967).

Что представляют собой европейские волки по комплексу оборонительного поведения?

Волки, воспитанные в нашем виварии (МГУ), в щенячьем возрасте проявляют ту или другую, степень пассивно-оборонительной реакции, которая довольно быстро затухает по отношению к тем лицам, которые общаются с волчатами. Однако у большинства волков боязнь незнакомого человека сохраняется и во взрослом состоянии. Что касается реакции агрессии по отношению к незнакомому человеку, то ее удается обнаружить далеко не у всех животных. Из 22 волков, воспитанных в нашем питомнике, явно выраженная агрессия по отношению к незнакомому человеку проявлялась в 2-летнем возрасте у 6 животных; у 7 ее не было; у 9 волков эта реакция была слабо выражена. Из шести агрессивных животных только у одного практически не было трусости. В то же время этот волк всегда стремился напасть на незнакомого человека. К знакомым людям он относился "терпимо", но всегда надо было быть готовым, что он проявит реакцию агрессии.

Несмотря на небольшую выборку, приведенные данные дают основание сделать вывод, что 30% волков средней полосы России обладают возможностью к нападению на человека. Не нападают они на людей, несомненно, только потому, что у всех волков, живущих в естественных условиях, имеется мощный блок, который купирует их агрессию: это пассивно-оборонительная реакция, врожденная боязнь человека.

Боязнь человека является тем самым блокирующим агрессию фактором, который обеспечивает безопасность человека от нападения на него волков. Однако при встрече человека с волком могут создаться такие условия, при которых пассивно-оборонительный блок может не затормозить реакцию агрессии. Это может произойти по многим причинам. Во-первых, волки боятся далеко не всякого человека. Более всего они боятся мужчин, меньше женщин и почти не боятся детей. Это мы постоянно наблюдаем на волках нашего вивария. Во-вторых, очень большую роль играет поведение человека, встретившегося с волком. Если человек (даже мужчина) убегает или уходит от волка, последний перестает бояться его или, вернее, начинает бояться меньше. И вот в этот момент может проявиться реакция агрессии волка. Это очень хорошо видно на наших полуручных волках. Единственная неспровоцированная попытка нападения на меня агрессивного волка, с которым я имел контакт, произошла тогда, когда я шел по вольере и волк оказался у меня за спиной. Он подошел сзади и укусил меня за ногу. Но стоило повернуться к нему и сделать в его сторону несколько шагов, как волк отскочил. Однако, когда я стал отходить, волк сделал агрессивный выпад на меня. Но ведь в естественных условиях, в которых волки, несомненно, боятся людей, может создаваться такая ситуация, когда ребенок (которого волки почти не боятся), увидев волков, побежит. В этом случае пассивно-оборонительный блок агрессии ослабнет или окажется полностью снят, и волк, особенно если он агрессивен, может, несомненно, броситься на ребенка. Если учесть, что голод и необходимость добывания пищи для выводка могут усилить реакцию агрессии, то возможность нападения волков на людей, особенно детей, должна быть оценена как вполне реальное событие.

Все сказанное выше относится к рассмотрению возможного механизма проявления и выражения оборонительных реакций у волков, исследованных при вольерном содержании этих животных. Но оно, к сожалению, согласуется с теми фактами, которые встречаются в реальных условиях, когда дикие волки сталкиваются с местным населением.

В настоящее время мы не можем закрывать глаза на случаи нападения здоровых волков Евразии на людей. К счастью, эти случаи редки, но реальны.

Наиболее обстоятельный материал, основанный на документальных данных, о нападении волков на людей дан М.П. Павловым (1965). Тщательный анализ привел его к выводу, что чаще всего волки нападают на детей. Это старые волки либо животные, потерявшие зубы при освобождении из капканов. Нападения на людей происходят в основном в периоды, когда источники питания оказываются весьма суженными.

Хороший знаток экологии и поведения волков в естественных условиях В. Козлов (1968) также ясно указал, что волки избегают человека и, как правило, не нападают на него. Однако редкие случаи, являющиеся исключением, тем не менее существуют. Небешеные волки нападают на людей! Этот автор указывает, что, к сожалению, причины, вызывающие эти случаи, не выяснены. На возможность нападения здоровых волков на людей указывает и М. Зверев (1980).

По нашему мнению, проведенный анализ механизма рефлекторного осуществления оборонительного и хищнического поведения волков приближает к объяснению этих случаев. Комбинация резко выраженной агрессии и слабо выраженной трусости у хищника при встрече с ребенком вполне может вызвать реакцию нападения.

Я говорил о возможности нападения волков на детей как о наиболее подходящем объекте для нападения. Но при резко преобладающей агрессии над слабо выраженной трусостью нападение волка в естественных условиях вполне возможная вещь, и не только на ребенка, но и на взрослого человека, особенно в том случае, если он проявит признаки страха.

Я рассмотрел сейчас вопрос о возможности нападения здорового волка на человека и пришел к выводу о несомненной потенциальной опасности волка для человека. Но, помимо этого, бешеные волки являются в период вспышки этой инфекции постоянной и страшной угрозой для людей.

Поэтому, кроме того очевидного вреда, который волки приносят сельскому хозяйству, мы обязаны ограждать сельских жителей от "волчьей опасности". Будь то бешеные или здоровые животные, они, несомненно, представляют реальную опасность. Даже если эта опасность угрожает людям редко, должны быть приняты меры к ее устранению. И единственный вывод, который должен быть сделан, - это уменьшение численности волков, но не полное их уничтожение. Ведь медведь, убивающий домашний скот и иногда нападающий на людей, не объявлен хищником, подлежащим уничтожению. Даже более того, приняты меры к ограничению охоты на него. А тигры, также представляющие несомненную опасность для человека и сельскохозяйственных животных, находятся под строгой охраной.
Волки, помимо вреда, который они наносят сельскому хозяйству, и небольшой опасности, которую они представляют для человека, могут оказывать благотворное (оздоровительное) влияние на популяции копытных животных (Mech, 1970).

Поэтому я присоединяюсь к мнению Д.И. Бибикова, К.П. Филонова (1980) о необходимости регулирования численности волков даже в заповедниках под строгим контролем научно-исследовательских учреждений. Что касается не заповедной территории, то в каждом природно-экономическом районе, очевидно, должен быть специфический подход. Несомненно, в густонаселенных районах с интенсивным разведением сельскохозяйственных животных волк должен быть истреблен в максимальной степени. Однако в районах с редким населением, в которых по географическим условиям нет интенсивного животноводства и имеются плотные популяции копытных животных, едва ли необходимо полное истребление волков. Они, сокращая плотность населения копытных, уменьшат возможность появления инфекций и инвазий среди них.

Таким образом, "проблема волка" должна решаться в каждом случае конкретно, применительно к данному району. Несомненно, в случае поступления сигнала о нападении или даже попытки нападения волков на людей должны быть приняты экстренные меры. В этом случае вопрос должен решаться так же, как он решается при появлении людоедов — медведей или тигров.

В заключение необходимо сказать еще раз о чрезвычайно большой пластичности поведения волков. В основе этой пластичности, помимо весьма развитой дистантной рецепции, с нашей точки зрения, лежат два весьма сбалансированных механизма. С одной стороны, несомненно, система оборонительного поведения волков. Их пассивно-оборонительный рефлекс лежит в основе той огромной осторожности, которая так характерна для волков. Пассивно-оборонительная реакция в комплексе с чрезвычайно развитым ориентировочным рефлексом обусловливает боязнь волками всякой "новизны" в среде их обитания. Этот рефлекторный комплекс обеспечивает избегание волками различных орудий отлова, что затрудняет борьбу с ними.

У волков довольно высоко развита рассудочная деятельность, которая в результате проведенных в нашей лаборатории исследований, видимо, может быть оценена несколько выше, чем у собак. Это свойство высшей нервной деятельности дает возможность волкам быстро оценивать сложившуюся ситуацию и принимать наиболее рациональную тактику выбора решения. Наличие хорошо развитой рассудочной деятельности является, несомненно, одним из факторов, способствующих быстрому перенятию традиций, что является важным условием для сотрудничества и взаимопомощи (Крушинский, 1977).

Рассматривая формы поведения, которые имеют ведущее значение в борьбе за существование волков, мы выделяем на первое место их общественный инстинкт. Благодаря этому инстинкту происходит семейное объединение волков в сообщество, которое имеет огромное преимущество по сравнению с одиночным образом жизни. Оборонительный комплекс поведения, о котором говорилось выше, создает надежную систему избегания человека - своего злейшего врага и тех орудий лова, которые используются человеком в борьбе с волками.

Агрессия, помимо уменьшения числа драк в иерархическом сообществе этих животных, играет несомненную роль в завершающей фазе нападения волков на крупных и опасных копытных животных. Однако пассивно-оборонительный рефлекс создает постоянный баланс между неудержимым стремлением к нападению и соблюдением необходимой осторожности при этом, особенно если оно осуществляется на животных, имеющих смертоносное орудие защиты.

Достаточно развитая рассудочная деятельность у волков является тем постоянно корригирующим фактором, который обусловливает наиболее адекватный выбор решения в каждый момент жизни и борьбы за существование этих животных.

 
dikiy12345Дата: Пт, 2008-07-11, 5:41 PM | Сообщение # 2
Авы нет
Рядовой
Зарегистрирован: 2008-07-11
Группа: Пользователи
Пользователь №: 88
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Привет. Я всегда считал для себя если я не разу не добуду волка то я не охотник оно так и есть и пока я не добуду я не буду считать себя охотником. Ты правильно подметил что многие охотники хотят добыть волка как достойного пративника. А за рассказ спасибо даже очень приятно было читать.
 
laikiДата: Сб, 2010-12-18, 3:18 PM | Сообщение # 3
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Собаки и волки

Наблюдения за хищниками проводились с середины 60-х годов по настоящее время в прихоперских лесах Воронежской обл. и Усманском бору.

Прихоперские леса тянутся узкой полосой вдоль реки Хопер по северо-восточной части Воронежской обл. Недалеко от границы с Волгоградской обл. расположен Хоперский заповедник площадью 16,2 тыс. га. В 1938 г. в заповедник завезли для акклиматизации пятнистых оленей и был поставлен вопрос о ликвидации в этом регионе волков. Жесткий контроль за численностью волков проводится 40 лет. Олени за это время не только хорошо прижились, но и чрезмерно размножились, превысив емкость биотопов, частично расселились за пределы заповедника (Петрашов, 1974; Рябов, 1975). Экологическую нишу волка в природе заняли бродячие и одичавшие собаки, пристрастившиеся к охоте за пятнистыми оленями. Добывать копытных новоявленным хищникам было сравнительно просто из-за многочисленности оленей и наметившейся физической деградации животных (Печенюк, 1979; 1986; Рябов, 1979).

Рассадниками собак служили многочисленные окружающие заповедник населенные пункты, отчасти пастушьи собаки из пасшихся вблизи заповедника стад и отар (Рябов, 1974). Собакам помогло приобщиться к охоте присутствие в лесу подранков оленей и лосей, остающихся после вынужденной охоты на этих животных в заповеднике и рядом с ним.

В конце 60-х годов в Хоперском заповеднике и его охранной зоне держалось примерно 15 одичавших собак, да бродячих рыскало более 30. В пересчете на 100 км2 - 100-102 хищника. Это были дворняжки, часто с примесью крови гончей. В одной стае вместе с дворняжками бегала чистокровная гончая. Они постоянно жили в лесу. Иногда дворняжки подстраивались под гон нескольких гончих и преследовали оленей вместе. Несколько раз отмечались собаки, похожие на немецких овчарок, и даже две борзые. К трупам погибших оленей и лосей ходили собаки разной величины, в том числе и шавки. Охотой же занимались собаки среднего, иногда крупного размера.

Человека, тем более вооруженного, собаки остерегались, поэтому истреблять их удавалось только с помощью карабинов с оптическими прицелами, иногда - капканов. Но если стаи ликвидировали, на их место быстро приходили из сел новые собаки. Олени, преследуемые собаками, иногда искали спасение у человека.

В кормовом рационе собак олени составляли (138 данных) 93,4 %, из них 69 % - сеголетки. Взрослые самки и самцы были преимущественно подранками. На втором месте в рационе этих собак стоял лось - 2,2 %. Изредка нападению подвергались молодые здоровые животные, но обычно - подранки.

Возле нор собак дважды обнаруживали остатки (хвосты) бобров и енотовидных собак, по одному разу - молодого кабана и небольшой дворовой собаки. Собаки сравнительно легко преследовали оленей по насту - шли за ними вслед, иногда "веером". Неоднократно отмечали случаи, когда собаки выгоняли взрослых оленей на гладкий лед и убивали. Дворняжки хватали жертву исключительно сзади сначала на ходу, а потом выедали мышцы ног у лежащего живого животного. Окровавленные морды вытирали о снег. Только две бегавшие по заповеднику борзые и овчаркоподобные собаки хватали оленей еще и за горло. Охотились собаки как днем, так и ночью, иногда с лаем или взвизгиванием одной-двух дворняжек, но чаще молча. Отдыхали у туш убитых оленей в 30-50 м. Приближавшихся к добыче лисиц отпугивали лаем. Те, в свою очередь, лаяли на собак. Если собак спугивали люди, к тушам оленей они возвращались осторожно: по-волчьи, кругами. Охотились собаки и в одиночку (гончие), и парами, и стаями из трех- восьми особей.

Выводки собак регистрировали в прихоперских лесах в любое время года. 12 раз в барсучьих, лисьих и обсохших норах бобров, один раз под корнями вывороченного дерева и на месте старой землянки. Количество щенят - 2-6 (в среднем 4,4). Известны случаи, когда суки, после обнаружения нор людьми, перетаскивали месячных щенят, а более крупных переводили в другие места.

Волки снова появились в Хоперском заповеднике в 1969 г. С 1971 г. стали находить от одного до трех и даже четырех выводков (в заповеднике и примыкающих к нему угодьях). В общей сложности хищник обитает в заповеднике 21 год. За это время численность его (с учетом охранной зоны заповедника) колебалась от 1 до 26 особей (в среднем 13,3). Плотность населения - от 4,3 до 56,5 (в среднем - 30,5) в пересчете на 1000 км2.

Впервые частично сократили численность волка в 1971 г. А с 1976 г. это стали делать более-менее регулярно. В среднем изъятие составляло примерно 26 %. В 1988 г.-48 % (полностью был ликвидирован один из двух живших в заповеднике выводков). Волки на Хопре - хищники с наименее выраженной синантропизацией (Бибиков и др., 1985), приспособившиеся охотиться за пятнистым оленем.

Процесс вытеснения собак волками проходил в прихоперских лесах сравнительно медленно. Появившиеся в Хоперском заповеднике первые волки вели себя по отношению к хозяйничавшим там собакам миролюбиво и даже были их комменсалами. Но с появлением семей и выводков у волков сформировались охотничьи территории. Размеры их из-за обилия пищи были небольшими. Собаки из этих мест исчезли. Волки расширяли свои владения постепенно. Межсемейных конфликтов между ними не наблюдалось. С 1970 по 1974 год в заповеднике и рядом с ним отмечались участки (первое время обширные), на которых встречались следы как волков, так и собак (Рябов, 1978; 1979). Но, в конечном счете, в 1975 г., через 7 лет после прихода волков, одичавшие собаки покинули территорию заповедника и окрестности (Рябов, 1978; Казневский, 1979). Бродячие собаки сейчас встречаются по периферии заповедника, но постоянно в нем не живут.

Только дважды нами зарегистрировано нападение волков на собак. Один раз мы видели, как напугалась в лесу воющих волков оказавшаяся рядом гончая собака, тотчас прижавшаяся к незнакомым людям. В то же время сытые волки не обращали внимания на свежие следы собак. Однажды отмечено, что отдыхавшие волки не стали нападать на гончую, которая с голосом прогнала зайца всего в ста метрах от них.

Усманский бор - один из наиболее крупных островных лесов Центрального Черноземья. Северную его половину в пределах Липецкой и Воронежской областей занимает Воронежский заповедник (31 тыс. га), юго-восточную часть - республиканский заказник (23 тыс. га), юго-западную, отделенную от заказника рекой Усманкой, - учебное хозяйство Воронежского лесотехнического института - ВЛТИ (13,6 тыс. га суши, огибающей северную часть Воронежского водохранилища и примыкающей к г. Воронежу).

После долгого отсутствия, связанного с интенсивным преследованием (Мертц, 1953; Рябов и др., 1985), волки появились в Усманском лесу в 1971 г. Они живут одной семьей 18 лет. Как и на Хопре, специализируются на добыче размножившихся оленей, только благородных. Численность волков колебалась от 1 до 15 (в среднем 6) особей. Максимальная плотность населения в пересчете на 1000 км2 достигала 21 особи. Изъятие составляло 18,7 %. Семья полностью не разрушалась и быстро восстанавливала оптимальную структуру. Волки осели преимущественно в Воронежском заповеднике, где их меньше всего беспокоили. Периодически они уходили в открытые угодья к северу и в наполненный людьми лес (особенно в бесснежное время) к югу - в республиканский заказник (там хищников преследовала бригада охотников) и на территорию хозяйства ВЛТИ.

За время нахождения волков в заповеднике там не отмечалось ни одного выводка собак. Не было в районе расположения волчьих логовов и лисьих нор. В северной и восточной частях заповедника по периферии встречались иногда (преимущественно в охранной зоне заповедника рядом с населенными пунктами) бродячие собаки. Зато в местах редкого пребывания волков и полного их отсутствия сформировалось настоящее "царство" бездомных собак-оленятников. Так, на территории учебного хозяйства ВЛТИ только с сентября 1974 по март 1975 г. бригадой охотников вместе со студентами, прочесывавшими лес, было убито 80 собак. Из них больше двадцати постоянно жили в лесу четырьмя стаями. К заметному снижению численности хищников это мероприятие не привело. В 1975-76 гг. там было убито 86 собак. В эти же годы в республиканском заказнике истребляли (иногда с применением капканов у привады) по 30-36 бездомных собак. По своей сути собаки ничем не отличались от хоперских. Некоторые дворняжки были с примесью крови легавых собак. Безнадзорными иногда становились затерявшиеся в лесу охотничьи и брошенные пастушьи собаки. Но главными рассадниками хищников служили примыкающие к лесу села и города, выстроенные в лесу многочисленные базы отдыха, санатории, пионерские лагеря, рыбачьи поселки. Отдыхающие и сторожа обычно содержат собак без привязи, а по окончании дачного сезона бросают их на произвол судьбы. Только от с. Чертовцы Рамонского района до г. Воронежа построено 18 таких баз и рыбачий поселок из 700 домиков, в республиканском заказнике - 26 баз и лагерей.

 
laikiДата: Сб, 2010-12-18, 3:19 PM | Сообщение # 4
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Вольная жизнь безнадзорных собак начиналась с посещения свалок с пищевыми отбросами. С выпадением снега образовывались стаи, которые бродили по лесу. Важным этапом на пути собак к активной охоте за благородными оленями было разыскивание и поедание ими остатков убитых охотниками копытных, а также преследование подранков. Среди собак обычно оказывалась "заводила", подающая пример в охоте. Остальные быстро приноравливались к ее действиям. Попробовав оленятины, собаки становились постоянными ее потребителями и постепенно дичали. Часть их оставалась жить в лесу, другая продолжала посещать свалки. Но были и такие, которые жили в населенных пунктах, по-видимому, имели хозяев, однако регулярно ходили на охоту в лес. В Усманском лесу встречались одичавшие, полуодичавшие и неодичавшие собаки-оленятники. Тем не менее все они вели себя в лесу по отношению к человеку осторожно, будто понимали, что творят в природе черное дело. Олени, как и на Хопре, в кризисной ситуации иногда искали спасения возле людей.

Собаки ходили по лесу уверенно: знали, куда и зачем, часто использовали звериные тропы. Словом, это была их территория. Приемы и время охоты были такими же, как на Хопре. Если олень, загнанный на лед, проваливался под него, хищники садились вокруг полыньи и ждали, когда он утонет. Иногда олень сам искал спасенье в незамерзшей реке, а преследователи ждали его на берегу.

Многие собаки хорошо знали места зимней подкормки оленей и нападали на них у кормушек. Олени часто сосредотачивались вдоль железной дороги, ведущей к пос. Рамонь, где подбирали потерянную при перевозке свеклу. Сюда же приходили и собаки. За одну охоту им удавалось убить не более одного оленя. Отощавших животных собаки брали сравнительно легко. У туши держались до полного ее использования и еще какое-то время лежали возле костей. Чаще отдыхали чуть в стороне на пригревах бугров под соснами, иногда на свежих пороях кабанов и в стогах сена.

Зимой при недостатке кормов и обилии ослабевших оленей кабаны часто тоже убивали их и переходили на мясное меню (Соломатин, 1979), В это время они сплошь и рядом выступали в роли комменсалов собак. Быстро уничтожали убитых ими оленей и стимулировали хищничество собак.

Как и на Хопре, в Усманском лесу собаки изредка охотились в одиночку и парами. Но чаще стаями по 3-5 собак, иногда объединялись 10-11 хищников (в среднем 5, 6).

Олени в кормовом рационе собак (84 данных) составили 92,8 %. Преобладали сеголетки обоего пола. Реже встречались взрослые: самки, молодые и старые рогачи, среди которых были подранки. Добычей собак становились погибшие в турнирных боях особи и ослабленные после гона самцы. Снег на оленьих тропах был залит кровью. Как и на Хопре, собаки выедали у оленей мякоть задних ног сначала на бегу, потом на земле. Далее разрывали живот. Шею не трогали. Изредка (4,7 wacko в рационе встречались кабаны (сеголетки). Однажды стая из 8 собак закружила взрослого кабана. Он был сильно окровавлен. 3-4 хищника бросались с лаем на жертву, остальные отдыхали, чесались. Через некоторое время собаки менялись.

Охота на косуль отмечалась неоднократно. Но всего лишь один раз зарегистрирована убитая собаками косуля. Отмечена взрослая, хорошо упитанная енотовидная собака, задавленная у трупа оленя. Есть ее хищники не стали. На лисиц и зайцев, несмотря на их обычность в лесу, собаки внимания не обращали. Однажды они не погнались и за тяжело раненной в живот лосихой с двумя лосятами. В других случаях при погоне за оленями и косулями проявляли большое упорство.

Выводки собак встречали с марта по июнь. 10 раз их находили в норах: в вырытых самими собаками, в старых барсучьих и расширенных лисьих. Один раз обнаружили выводок под кучей хвороста. В выводках было по два щенка, по три, по шесть, 11 и 12 (в среднем 6,6). Известны случаи, когда вблизи выводков собаки преследовали велосипедистов, бросались на грибников. Кобели из тонной стаи нападали на детей. После обнаружения нор человеком суки не перетаскивали малышей (кроме одного случая). Однажды вместо убитой суки щенят кормил отрыжкой из оленятины отец, по-видимому волко-собачий гибрид.

В декабре 1977 г. на территорию учебного хозяйства ВЛТИ зашла стая из 8 волков. Через некоторое время двух застрелили, остальные держались в пределах Левобережного и Животиновских лесничеств (10,1 тыс. га) до середины 1978 г. В отличие от Хоперского заповедника, собаки из лесных угодий быстро исчезли, что подтвердил учет животных по снегу в марте 1978 г. Известны два случая нападения волков на собак в Левобережном лесничестве. В Правобережном лесничестве ВЛТИ (3,5 тыс. га), примыкающем к г. Воронежу, куда волки не заходили, зимой 1977/78 г. было застрелено 47 собак (1342 в пересчете на 1000 км2). Мало изменилась картина и сейчас. Зимой 1988/89 г. в Аэропортовском, Кочетковском логах и в окрестностях рыбачьего поселка Правобережного лесничества зарегистрировано три стаи собак (7,11 и 3), преследовавших оленей и косуль. Поскольку собаки живут в зеленой зоне города и являются из-за отсутствия волков постоянным компонентом местных ценозов, стрелять их здесь нельзя. Новым рассадником собак в описываемом районе стала недавно организованная в северной части г, Воронежа большая свалка с пищевыми отбросами.

И тем не менее волки в настоящее время специально на собак не охотятся. Собаки покидают лес, по-видимому, из-за одного присутствия волков как опасных конкурентов, претендующих на ту же экологическую нишу. В 1941 - 1952 гг. собаки составляли в кормовом рационе волка в Усманском бору и близ него 17,6 %, больше, чем олени; на первом месте стояли зайцы (Мертц, 1953). Теперь - 0,8 % (олени 71,5 %, зайцы отсутствуют вовсе).

В то же время в мае 1975 г. в окрестностях Воронежа в республиканском заказнике мы видели днем сразу четырех волков, упорно преследовавших по пятам, местами "веером", лисицу, вид у которой был изрядно потрепанный.

Таким образом, в Воронежском и Хоперском заповедниках четко проявляется "закон конкурентного исключения": где живет семейная стая волков, да еще большая, одичавших собак быть не может. Они избегают волчьих охотничьих мест. В этом видна полезность волка, обитающего даже в небольших по площади заповедниках. К аналогичным выводам пришел и Т. Бараташвили (1987), наблюдавший волков и собак в Боржомском заповеднике. В рассмотренной ситуации волк является своеобразным буфером, препятствующим проникновению в биоценозы чуждого им вида.

Ряд ученых (Назарова, 1978; Рыковский, 1978) квалифицируют волка как опасного распространителя многих болезней, в том числе гельминтозов, среди диких и домашних копытных (эхинококка, мозгового цепня, альвеококка, тений и других). Жизненный цикл упомянутых внутренних паразитов представляет собой цепочку, в которой промежуточными хозяевами служат копытные, а также человек. Безусловно, поедая трупы павших животных, волк распространяет гельминтозы, опасные инфекции (в том числе бешенство), служит прокормителем многих видов пастбищных и норовых клещей, поддерживает тем самым очаги арбовирусных инфекций (заболеваний, переносимых членистоногими - клещами, комарами, москитами и другими). Но эти же болезни с еще большим успехом, в силу большей плотности населения, переносят и заменившие волка в природе бродячие и одичавшие собаки. Вот почему гельминтоза-ми, тем же эхинококкозом, поражаются копытные и в тех местах, где волки полностью отсутствуют (Спасский и др., 1985). Собаки там являются фактически единственным окончательным хозяином в жизненном цикле эхинококка. Волк, убивая и вытесняя собак из ценозов, сокращает очаги упомянутых и других болезней.

Известно, что собаки, заменившие волка в природе, лучше уживаются с лисицей - основным носителем вируса бешенства в природе. Антагонизм между ними выражен слабо. Выводковые норы тех и других могут располагаться поблизости друг от друга, а сами хищники иногда совместно кормятся у трупов павших животных или скоплений отбросов. При таких контактах они могут взаимно заражать друг друга целым рядом болезней (Спасский и др., 1985).

На территории Хоперского заповедника пятнистый олень оказался зараженным элафостронгилезом - особой формой паразитического червя, вызывающего тяжелейшие нарушения центральной нервной системы и легочное заболевание. Передается болезнь от копытного к копытному через сухопутных моллюсков без участия хищников. Чем выше плотность населения копытных, тем выше зараженность. Волк в данной ситуации, выбирая в основном больных животных, способствовал оздоровлению популяции пятнистых оленей (Печенюк, 1978; 1986). Поэтому мерам радикальной борьбы с волком на заповедных территориях должно противостоять разумное регулирование их численности.

Л. Рябов, кандидат биологических наук

"Охота и охотничье хозяйство № 4 - 1990 г."

 
laikiДата: Сб, 2010-12-18, 3:23 PM | Сообщение # 5
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
Собаки и волки

Наблюдения за хищниками проводились с середины 60-х годов по настоящее время в прихоперских лесах Воронежской обл. и Усманском бору.

Прихоперские леса тянутся узкой полосой вдоль реки Хопер по северо-восточной части Воронежской обл. Недалеко от границы с Волгоградской обл. расположен Хоперский заповедник площадью 16,2 тыс. га. В 1938 г. в заповедник завезли для акклиматизации пятнистых оленей и был поставлен вопрос о ликвидации в этом регионе волков. Жесткий контроль за численностью волков проводится 40 лет. Олени за это время не только хорошо прижились, но и чрезмерно размножились, превысив емкость биотопов, частично расселились за пределы заповедника (Петрашов, 1974; Рябов, 1975). Экологическую нишу волка в природе заняли бродячие и одичавшие собаки, пристрастившиеся к охоте за пятнистыми оленями. Добывать копытных новоявленным хищникам было сравнительно просто из-за многочисленности оленей и наметившейся физической деградации животных (Печенюк, 1979; 1986; Рябов, 1979).

Рассадниками собак служили многочисленные окружающие заповедник населенные пункты, отчасти пастушьи собаки из пасшихся вблизи заповедника стад и отар (Рябов, 1974). Собакам помогло приобщиться к охоте присутствие в лесу подранков оленей и лосей, остающихся после вынужденной охоты на этих животных в заповеднике и рядом с ним.

В конце 60-х годов в Хоперском заповеднике и его охранной зоне держалось примерно 15 одичавших собак, да бродячих рыскало более 30. В пересчете на 100 км2 - 100-102 хищника. Это были дворняжки, часто с примесью крови гончей. В одной стае вместе с дворняжками бегала чистокровная гончая. Они постоянно жили в лесу. Иногда дворняжки подстраивались под гон нескольких гончих и преследовали оленей вместе. Несколько раз отмечались собаки, похожие на немецких овчарок, и даже две борзые. К трупам погибших оленей и лосей ходили собаки разной величины, в том числе и шавки. Охотой же занимались собаки среднего, иногда крупного размера.

Человека, тем более вооруженного, собаки остерегались, поэтому истреблять их удавалось только с помощью карабинов с оптическими прицелами, иногда - капканов. Но если стаи ликвидировали, на их место быстро приходили из сел новые собаки. Олени, преследуемые собаками, иногда искали спасение у человека.

В кормовом рационе собак олени составляли (138 данных) 93,4 %, из них 69 % - сеголетки. Взрослые самки и самцы были преимущественно подранками. На втором месте в рационе этих собак стоял лось - 2,2 %. Изредка нападению подвергались молодые здоровые животные, но обычно - подранки.

Возле нор собак дважды обнаруживали остатки (хвосты) бобров и енотовидных собак, по одному разу - молодого кабана и небольшой дворовой собаки. Собаки сравнительно легко преследовали оленей по насту - шли за ними вслед, иногда "веером". Неоднократно отмечали случаи, когда собаки выгоняли взрослых оленей на гладкий лед и убивали. Дворняжки хватали жертву исключительно сзади сначала на ходу, а потом выедали мышцы ног у лежащего живого животного. Окровавленные морды вытирали о снег. Только две бегавшие по заповеднику борзые и овчаркоподобные собаки хватали оленей еще и за горло. Охотились собаки как днем, так и ночью, иногда с лаем или взвизгиванием одной-двух дворняжек, но чаще молча. Отдыхали у туш убитых оленей в 30-50 м. Приближавшихся к добыче лисиц отпугивали лаем. Те, в свою очередь, лаяли на собак. Если собак спугивали люди, к тушам оленей они возвращались осторожно: по-волчьи, кругами. Охотились собаки и в одиночку (гончие), и парами, и стаями из трех- восьми особей.
Выводки собак регистрировали в прихоперских лесах в любое время года. 12 раз в барсучьих, лисьих и обсохших норах бобров, один раз под корнями вывороченного дерева и на месте старой землянки. Количество щенят - 2-6 (в среднем 4,4). Известны случаи, когда суки, после обнаружения нор людьми, перетаскивали месячных щенят, а более крупных переводили в другие места.
Волки снова появились в Хоперском заповеднике в 1969 г. С 1971 г. стали находить от одного до трех и даже четырех выводков (в заповеднике и примыкающих к нему угодьях). В общей сложности хищник обитает в заповеднике 21 год. За это время численность его (с учетом охранной зоны заповедника) колебалась от 1 до 26 особей (в среднем 13,3). Плотность населения - от 4,3 до 56,5 (в среднем - 30,5) в пересчете на 1000 км2.
Впервые частично сократили численность волка в 1971 г. А с 1976 г. это стали делать более-менее регулярно. В среднем изъятие составляло примерно 26 %. В 1988 г.-48 % (полностью был ликвидирован один из двух живших в заповеднике выводков). Волки на Хопре - хищники с наименее выраженной синантропизацией (Бибиков и др., 1985), приспособившиеся охотиться за пятнистым оленем.
Процесс вытеснения собак волками проходил в прихоперских лесах сравнительно медленно. Появившиеся в Хоперском заповеднике первые волки вели себя по отношению к хозяйничавшим там собакам миролюбиво и даже были их комменсалами. Но с появлением семей и выводков у волков сформировались охотничьи территории. Размеры их из-за обилия пищи были небольшими. Собаки из этих мест исчезли. Волки расширяли свои владения постепенно. Межсемейных конфликтов между ними не наблюдалось. С 1970 по 1974 год в заповеднике и рядом с ним отмечались участки (первое время обширные), на которых встречались следы как волков, так и собак (Рябов, 1978; 1979). Но, в конечном счете, в 1975 г., через 7 лет после прихода волков, одичавшие собаки покинули территорию заповедника и окрестности (Рябов, 1978; Казневский, 1979). Бродячие собаки сейчас встречаются по периферии заповедника, но постоянно в нем не живут.
Только дважды нами зарегистрировано нападение волков на собак. Один раз мы видели, как напугалась в лесу воющих волков оказавшаяся рядом гончая собака, тотчас прижавшаяся к незнакомым людям. В то же время сытые волки не обращали внимания на свежие следы собак. Однажды отмечено, что отдыхавшие волки не стали нападать на гончую, которая с голосом прогнала зайца всего в ста метрах от них.
Усманский бор - один из наиболее крупных островных лесов Центрального Черноземья. Северную его половину в пределах Липецкой и Воронежской областей занимает Воронежский заповедник (31 тыс. га), юго-восточную часть - республиканский заказник (23 тыс. га), юго-западную, отделенную от заказника рекой Усманкой, - учебное хозяйство Воронежского лесотехнического института - ВЛТИ (13,6 тыс. га суши, огибающей северную часть Воронежского водохранилища и примыкающей к г. Воронежу).

 
laikiДата: Сб, 2010-12-18, 3:28 PM | Сообщение # 6
Генералиссимус
Зарегистрирован: 2006-04-22
Группа: Администраторы
Пользователь №: 1
Сообщений: 296
Репутация: 1
Статус: Offline
После долгого отсутствия, связанного с интенсивным преследованием (Мертц, 1953; Рябов и др., 1985), волки появились в Усманском лесу в 1971 г. Они живут одной семьей 18 лет. Как и на Хопре, специализируются на добыче размножившихся оленей, только благородных. Численность волков колебалась от 1 до 15 (в среднем 6) особей. Максимальная плотность населения в пересчете на 1000 км2 достигала 21 особи. Изъятие составляло 18,7 %. Семья полностью не разрушалась и быстро восстанавливала оптимальную структуру. Волки осели преимущественно в Воронежском заповеднике, где их меньше всего беспокоили. Периодически они уходили в открытые угодья к северу и в наполненный людьми лес (особенно в бесснежное время) к югу - в республиканский заказник (там хищников преследовала бригада охотников) и на территорию хозяйства ВЛТИ.

За время нахождения волков в заповеднике там не отмечалось ни одного выводка собак. Не было в районе расположения волчьих логовов и лисьих нор. В северной и восточной частях заповедника по периферии встречались иногда (преимущественно в охранной зоне заповедника рядом с населенными пунктами) бродячие собаки. Зато в местах редкого пребывания волков и полного их отсутствия сформировалось настоящее "царство" бездомных собак-оленятников. Так, на территории учебного хозяйства ВЛТИ только с сентября 1974 по март 1975 г. бригадой охотников вместе со студентами, прочесывавшими лес, было убито 80 собак. Из них больше двадцати постоянно жили в лесу четырьмя стаями. К заметному снижению численности хищников это мероприятие не привело. В 1975-76 гг. там было убито 86 собак. В эти же годы в республиканском заказнике истребляли (иногда с применением капканов у привады) по 30-36 бездомных собак. По своей сути собаки ничем не отличались от хоперских. Некоторые дворняжки были с примесью крови легавых собак. Безнадзорными иногда становились затерявшиеся в лесу охотничьи и брошенные пастушьи собаки. Но главными рассадниками хищников служили примыкающие к лесу села и города, выстроенные в лесу многочисленные базы отдыха, санатории, пионерские лагеря, рыбачьи поселки. Отдыхающие и сторожа обычно содержат собак без привязи, а по окончании дачного сезона бросают их на произвол судьбы. Только от с. Чертовцы Рамонского района до г. Воронежа построено 18 таких баз и рыбачий поселок из 700 домиков, в республиканском заказнике - 26 баз и лагерей.

Вольная жизнь безнадзорных собак начиналась с посещения свалок с пищевыми отбросами. С выпадением снега образовывались стаи, которые бродили по лесу. Важным этапом на пути собак к активной охоте за благородными оленями было разыскивание и поедание ими остатков убитых охотниками копытных, а также преследование подранков. Среди собак обычно оказывалась "заводила", подающая пример в охоте. Остальные быстро приноравливались к ее действиям. Попробовав оленятины, собаки становились постоянными ее потребителями и постепенно дичали. Часть их оставалась жить в лесу, другая продолжала посещать свалки. Но были и такие, которые жили в населенных пунктах, по-видимому, имели хозяев, однако регулярно ходили на охоту в лес. В Усманском лесу встречались одичавшие, полуодичавшие и неодичавшие собаки-оленятники. Тем не менее все они вели себя в лесу по отношению к человеку осторожно, будто понимали, что творят в природе черное дело. Олени, как и на Хопре, в кризисной ситуации иногда искали спасения возле людей.

Собаки ходили по лесу уверенно: знали, куда и зачем, часто использовали звериные тропы. Словом, это была их территория. Приемы и время охоты были такими же, как на Хопре. Если олень, загнанный на лед, проваливался под него, хищники садились вокруг полыньи и ждали, когда он утонет. Иногда олень сам искал спасенье в незамерзшей реке, а преследователи ждали его на берегу.

Многие собаки хорошо знали места зимней подкормки оленей и нападали на них у кормушек. Олени часто сосредотачивались вдоль железной дороги, ведущей к пос. Рамонь, где подбирали потерянную при перевозке свеклу. Сюда же приходили и собаки. За одну охоту им удавалось убить не более одного оленя. Отощавших животных собаки брали сравнительно легко. У туши держались до полного ее использования и еще какое-то время лежали возле костей. Чаще отдыхали чуть в стороне на пригревах бугров под соснами, иногда на свежих пороях кабанов и в стогах сена.

Зимой при недостатке кормов и обилии ослабевших оленей кабаны часто тоже убивали их и переходили на мясное меню (Соломатин, 1979), В это время они сплошь и рядом выступали в роли комменсалов собак. Быстро уничтожали убитых ими оленей и стимулировали хищничество собак.

Как и на Хопре, в Усманском лесу собаки изредка охотились в одиночку и парами. Но чаще стаями по 3-5 собак, иногда объединялись 10-11 хищников (в среднем 5, 6).

Олени в кормовом рационе собак (84 данных) составили 92,8 %. Преобладали сеголетки обоего пола. Реже встречались взрослые: самки, молодые и старые рогачи, среди которых были подранки. Добычей собак становились погибшие в турнирных боях особи и ослабленные после гона самцы. Снег на оленьих тропах был залит кровью. Как и на Хопре, собаки выедали у оленей мякоть задних ног сначала на бегу, потом на земле. Далее разрывали живот. Шею не трогали. Изредка (4,7 wacko в рационе встречались кабаны (сеголетки). Однажды стая из 8 собак закружила взрослого кабана. Он был сильно окровавлен. 3-4 хищника бросались с лаем на жертву, остальные отдыхали, чесались. Через некоторое время собаки менялись.

Охота на косуль отмечалась неоднократно. Но всего лишь один раз зарегистрирована убитая собаками косуля. Отмечена взрослая, хорошо упитанная енотовидная собака, задавленная у трупа оленя. Есть ее хищники не стали. На лисиц и зайцев, несмотря на их обычность в лесу, собаки внимания не обращали. Однажды они не погнались и за тяжело раненной в живот лосихой с двумя лосятами. В других случаях при погоне за оленями и косулями проявляли большое упорство.

Выводки собак встречали с марта по июнь. 10 раз их находили в норах: в вырытых самими собаками, в старых барсучьих и расширенных лисьих. Один раз обнаружили выводок под кучей хвороста. В выводках было по два щенка, по три, по шесть, 11 и 12 (в среднем 6,6). Известны случаи, когда вблизи выводков собаки преследовали велосипедистов, бросались на грибников. Кобели из тонной стаи нападали на детей. После обнаружения нор человеком суки не перетаскивали малышей (кроме одного случая). Однажды вместо убитой суки щенят кормил отрыжкой из оленятины отец, по-видимому волко-собачий гибрид.

В декабре 1977 г. на территорию учебного хозяйства ВЛТИ зашла стая из 8 волков. Через некоторое время двух застрелили, остальные держались в пределах Левобережного и Животиновских лесничеств (10,1 тыс. га) до середины 1978 г. В отличие от Хоперского заповедника, собаки из лесных угодий быстро исчезли, что подтвердил учет животных по снегу в марте 1978 г. Известны два случая нападения волков на собак в Левобережном лесничестве. В Правобережном лесничестве ВЛТИ (3,5 тыс. га), примыкающем к г. Воронежу, куда волки не заходили, зимой 1977/78 г. было застрелено 47 собак (1342 в пересчете на 1000 км2). Мало изменилась картина и сейчас. Зимой 1988/89 г. в Аэропортовском, Кочетковском логах и в окрестностях рыбачьего поселка Правобережного лесничества зарегистрировано три стаи собак (7,11 и 3), преследовавших оленей и косуль. Поскольку собаки живут в зеленой зоне города и являются из-за отсутствия волков постоянным компонентом местных ценозов, стрелять их здесь нельзя. Новым рассадником собак в описываемом районе стала недавно организованная в северной части г, Воронежа большая свалка с пищевыми отбросами.

И тем не менее волки в настоящее время специально на собак не охотятся. Собаки покидают лес, по-видимому, из-за одного присутствия волков как опасных конкурентов, претендующих на ту же экологическую нишу. В 1941 - 1952 гг. собаки составляли в кормовом рационе волка в Усманском бору и близ него 17,6 %, больше, чем олени; на первом месте стояли зайцы (Мертц, 1953). Теперь - 0,8 % (олени 71,5 %, зайцы отсутствуют вовсе).

В то же время в мае 1975 г. в окрестностях Воронежа в республиканском заказнике мы видели днем сразу четырех волков, упорно преследовавших по пятам, местами "веером", лисицу, вид у которой был изрядно потрепанный.

Таким образом, в Воронежском и Хоперском заповедниках четко проявляется "закон конкурентного исключения": где живет семейная стая волков, да еще большая, одичавших собак быть не может. Они избегают волчьих охотничьих мест. В этом видна полезность волка, обитающего даже в небольших по площади заповедниках. К аналогичным выводам пришел и Т. Бараташвили (1987), наблюдавший волков и собак в Боржомском заповеднике. В рассмотренной ситуации волк является своеобразным буфером, препятствующим проникновению в биоценозы чуждого им вида.

Ряд ученых (Назарова, 1978; Рыковский, 1978) квалифицируют волка как опасного распространителя многих болезней, в том числе гельминтозов, среди диких и домашних копытных (эхинококка, мозгового цепня, альвеококка, тений и других). Жизненный цикл упомянутых внутренних паразитов представляет собой цепочку, в которой промежуточными хозяевами служат копытные, а также человек. Безусловно, поедая трупы павших животных, волк распространяет гельминтозы, опасные инфекции (в том числе бешенство), служит прокормителем многих видов пастбищных и норовых клещей, поддерживает тем самым очаги арбовирусных инфекций (заболеваний, переносимых членистоногими - клещами, комарами, москитами и другими). Но эти же болезни с еще большим успехом, в силу большей плотности населения, переносят и заменившие волка в природе бродячие и одичавшие собаки. Вот почему гельминтоза-ми, тем же эхинококкозом, поражаются копытные и в тех местах, где волки полностью отсутствуют (Спасский и др., 1985). Собаки там являются фактически единственным окончательным хозяином в жизненном цикле эхинококка. Волк, убивая и вытесняя собак из ценозов, сокращает очаги упомянутых и других болезней.

Известно, что собаки, заменившие волка в природе, лучше уживаются с лисицей - основным носителем вируса бешенства в природе. Антагонизм между ними выражен слабо. Выводковые норы тех и других могут располагаться поблизости друг от друга, а сами хищники иногда совместно кормятся у трупов павших животных или скоплений отбросов. При таких контактах они могут взаимно заражать друг друга целым рядом болезней (Спасский и др., 1985).

На территории Хоперского заповедника пятнистый олень оказался зараженным элафостронгилезом - особой формой паразитического червя, вызывающего тяжелейшие нарушения центральной нервной системы и легочное заболевание. Передается болезнь от копытного к копытному через сухопутных моллюсков без участия хищников. Чем выше плотность населения копытных, тем выше зараженность. Волк в данной ситуации, выбирая в основном больных животных, способствовал оздоровлению популяции пятнистых оленей (Печенюк, 1978; 1986). Поэтому мерам радикальной борьбы с волком на заповедных территориях должно противостоять разумное регулирование их численности.

Л. Рябов, кандидат биологических наук

"Охота и охотничье хозяйство № 4 - 1990 г."

 
seychellecДата: Чт, 2010-12-30, 3:47 PM | Сообщение # 7
Майор
Зарегистрирован: 2010-11-24
Группа: Проверенные
Пользователь №: 235
Сообщений: 60
Репутация: 1
Статус: Offline
http://www.moskva.fm/artist/виталий_аксенов/song_0140303
 
Форум » О СОБАКАХ » О публикациях » СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О ВОЛКАХ (Здесь просим Вас выкладывать интересные публикации о волках.)
Страница 1 из 11
Поиск: